Персоналии / организации Карьера Наука Обучение Исследования Рейтинги Словарь
Логин:   Пароль:
Войти
 
 
Словарь

Винный кризис

 21.10.2011
Версия для печати


На рынке импортного алкоголя в России назревает передел. Его спровоцировали действия регулятора - Росалкогольрегулирования (РАР). Игроки сегмента полагают, что часть самых интересных брендов после выборов может оказаться в руках так называемых путинских олигархов.

На нашем алкогольном рынке - новый кризис. Со времен последнего прошло всего-то лет пять. Тогда, в 2006 г. полки магазинов с импортным вином, виски, коньяками просто опустели. Новый кризис уже успели заметить ценители элитных напитков. "Сейчас проблема купить итальянские вина Antinori, это один из самых узнаваемых итальянских брендов, - говорит Игорь Сердюк, независимый эксперт алкогольного рынка. - Нет полных линеек и регулярных поставок, к примеру, шампанского Ruinart, не хватает некоторых напитков из бордоских замков, которые были представлены в России. Нет также известной южноафриканской марки Rupert and Rothschild". Скорее всего, в рознице будет сложно купить коньяки Hine, Frapin, Lheraud, виски Bruichladdich и Glen Clyde. Тревогу по поводу их исчезновения бьют алкогольные бутики, а также сети, которым важен широкий ассортимент, в частности алкогольные гипермаркеты Vinberry и "Азбука вкуса".

Проблема, породившая "прорехи" на полках винных бутиков, - перелицензирование.

"Есть ряд дистрибьюторов, не могущих получить лицензии, потому бренды и исчезают с полок", - отмечает коммерческий директор сети Vinberry Максим Винокуров. "Проблема перелицензирования затронула около половины поставщиков", - добавляет Наталья Полякова, начальник отдела алкогольной продукции сети супермаркетов "Азбука вкуса".

Судьба "березки"

Ужесточение процесса перелицензирования произошло под знаменем борьбы с нелегальной водкой: нужно было минимизировать долю суррогата, которым травятся, а также повысить собираемость акциза в бюджет. Возникла идея сокращения числа игроков: нынешние 3500 компаний слишком сложно контролировать. Разумеется, сначала Росалкогольрегулирование, которому в 2008 г. были отданы полномочия по выдаче лицензий на производство, хранение и продажу алкоголя, занялось водочными фирмами. Все крупнейшие производители в конечном итоге процедуру прошли, а затруднения отмечались у относительно небольших предприятий. Тем не менее, по словам руководителя агентства "ЦИФРРА" Вадима Дробиза, "в июне-августе из-за проблем с перелицензированием работала всего половина водочных заводов в России". Из известных лицензию пока так и не получил "Столичный трест" (водка "Виноградов"). Уникальная история произошла с ростовской "Регатой", производителем водки "Белая березка". Это был довольно успешный бренд в сегменте премиум. Однако "Регате", довольно крупной компании, так и не удалось получить лицензию по не совсем понятным причинам. Теперь владельцы вынуждены продавать торговую марку и завод. Игроки рынка уверены, что невыдача лицензии "Регате" неслучайна и нужна была для того, чтобы кто-то смог дешево купить успешный бренд. Вероятным покупателем считают частно-государственный тандем "Росспиртпром" и его дистрибьютора - Восточно-Европейскую дистрибуторскую компанию (ВЕДК). Якобы ему, по мнению многих на рынке, может "подыгрывать" РАР, которое возглавляет выходец из "Росспиртпрома" Игорь Чуян. Доказательств версии нет, по крайней мере пока.

Между тем от участников рынка импортных алкогольных напитков в приватных беседах можно услышать очень интересные высказывания в отношении действий РАР по перелицензированию. "Если бы мы не обратились в американский Конгресс и не решали бы проблемы на межгосударственном уровне, мы бы не получили лицензию, - утверждает глава российской фирмы, являющейся представительством одной крупной западной алкогольной компании. - А если бы мы не получили лицензию, то вероятно, что импортом наших напитков занялась бы ВЕДК. Компании интересна не только водка, и но хорошие западные бренды".

Пока никаких новых, тем более неводочных брендов ВЕДК не получила. Но некоторые эксперты считают, что приобрести хорошие алкогольные бренды под эгидой перелицензирования игроки, близкие к государству, просто не успели, а теперь не могут этого сделать из-за приближающихся выборов, опасаясь скандалов. "Я считаю, что после выборов часть алкогольных брендов может оказаться в руках путинских олигархов", - говорит Вадим Дробиз. Выгодоприобретателями от подобных перестановок называют братьев Ротенбергов, близких к бизнесу "Росспиртпрома". Вадим Дробиз считает, что даже получившая лицензию компания с интересными брендами может испытать на себе давление РАР: регулятор может, к примеру, найти повод отозвать лицензию обратно.

Высота от пола

"Ротенбергам может быть интересен бизнес лишь отдельных импортеров крепких алкогольных напитков с самыми известными марками, но это никак не бизнес, скажем, импортеров вин, пусть даже и крупных, как, к примеру, Simple. Это слишком низкомаржинальный и мелкий для них бизнес", - подчеркивает один из аналитиков рынка. Тем не менее действия РАР явно приведут к переделу. "Передел уже происходит", - уверен Максим Каширин, глава Simple (один из крупнейших российских импортеров алкогольных напитков). Подыгрывает кому-то РАР или нет в случае невыдачи лицензий тем или иным импортерам алкоголя, совершенно не интересным тем самым "путинским олигархам", - вопрос открытый. Однако в плане выдачи лицензий импортерам и дистрибьюторам ведомство настроено очень жестко. Кое-кто из тех, кто сидит без лицензий, рассказывал, что пытался давать взятку, но то ли мало давал, то ли предложил не тому. "Процесс выдачи лицензий в первый раз проходит так, что ведомство учитывает все без исключения требования и формальности", - отмечает Максим Каширин. Например, ГОСТы по хранению шампанского 1980-х гг. предусматривают хранение шампанского типа "Советское" при температуре 16 градусов, а стандартные кондиционеры, устанавливаемые торговцами алкоголя по всему миру, дают охлаждение лишь до 17 градусов.

На этом-то и "попалась" Simple Максима Каширина. История его бизнеса довольно интересна. В начале 2000-х Simple не была особо крупной компанией. Но во время алкогольного кризиса 2006 г. она прославилась тем, что первой смогла получить акцизные марки, которых не было у других игроков, и торговала прямо с колес. Тогда же Simple удалось стать одним из крупнейших импортеров алкоголя в Россию. На этот раз не повезло.

Компанию Каширина продержали без лицензии четыре месяца, ей пришлось полностью переоборудовать склад. В результате приостановки работы Simple получила убытки, размер коих не разглашает.

"Совокупность требований явно избыточная, в Европе они не снились никому и в страшном сне", - сетует экс-директор Vinberry Андрей Ткемаладзе. Например, хранить алкоголь по требованиям РАР надо на высоте от пола в 15 см, в то время как стандартная европалетта, на которой товар приезжает с европейских складов, - 14,3 см. На этом основании лицензии тоже не дают, пока импортеры не положат доски под сотни своих палетт. Правда, в процессе разгрузки палетту все равно ставят на пол, и формально РАР всегда может найти повод отказать импортеру в лицензии. Отказывают также на основании неточности в справках БТИ. Часто даже топ-менеджмент компаний, простаивающих без лицензий, толком не знает, что у них не так и почему "бумагу" не дают. "РАР выдало требования, но они разрозненные, иногда противоречат друг другу, не всегда понятны, часто требуется консультация специалиста РАР, а ведомство консультаций не дает", - сетует Каширин. Одной фирме отказали в лицензии на основании того, что пол был заасфальтирован, а не зацементирован, а когда она его зацементировала, выяснилось, что склад слишком низкий. Помещение пришлось продать.

Лицензионный аутсайдер

Сейчас в России среди местных игроков ведущими импортерами вин и крепкого алкоголя считаются Simple, "Алианта групп", МБГ, "Лудинг", "Юнайтед Дистрибьюторс", "DP-Trade", "Мозель", "Форт", "Русьимпорт". Все, кроме МБГ, лицензии получили. Поскольку в МБГ штат распустили в неоплачиваемые отпуска, связаться с ней не удалось. Игроки рынка говорят, что она все равно завозит продукцию через аффилированную фирму и, вероятнее всего, откажется от получения лицензии на МБГ. "Когда существует группа компаний, одна структура перелицензируется, а другие в это время работают. Ситуация разрешается легче", - поясняет Максим Каширин. Между тем среди тех, кто месяцами сидит без лицензии и никак не может пройти перелицензирование, как раз некрупные фирмы. "Самые большие проблемы сейчас у малого и среднего бизнеса, который возил именно эксклюзивный товар, узкий ассортимент в премиумном сегменте", - говорит Наталья Полякова. К таким относится не самая крупная, но очень известная компания с премиумным ассортиментом "Вельд-21", лишившая российские винные бутики большого количества позиций, например Lheraud и виски Bruichladdich. Она также распустила штат в неоплачиваемые отпуска: четыре попытки получить лицензии ни к чему не привели. "Судьба "Вельда" под вопросом", - констатирует один из игроков рынка. Некоторые компании, проходящие процедуру перелицензирования, например "Азбука вкуса" (сеть сама занимается импортом), привозят алкоголь, пользуясь логистическими услугами коллег по цеху. "Вельд" этого не делает.

"Организовать импорт через другую компанию, уже получившую лицензию, сложно технически, это требует времени, кроме того, импортеру придется отдать 15% от своей маржи", - рассказывает коммерческий директор "Винтаж-М" Сергей Диденко. Его компания также (на момент написания материала) не получила лицензию, пребывает в простое и услугами других не пользуется. Сторонний импортер также может не согласиться возить продукцию конкурента, так как не заинтересован в выживании коллеги по цеху, а может просто испугаться, посчитав, что связываться с "опальным" импортером опасно. Мало ли почему РАР не дало ему лицензию? От "Вельда" уже ушел один поставщик: производитель японского виски Suntory заявил, что будет заниматься дистрибуцией в России самостоятельно.

В списке "проблемных" компаний на начало октября были также "Виником", "Гранди Вини", НПК "Спиритс", "Австрийские вина" и многие другие. О том, что у них трудности с лицензиями, сообщили розничные сети, видящие недопоставки от этих фирм. Часть из них может получить лицензии, если все-таки найдет общий язык с РАР, часть уйдет с рынка. "Небольшие компании не проходят по требованиям к размеру склада", - говорит Наталья Полякова. Склад с учетом требований РАР должен быть не меньше 1000 кв. м. "Рынок просто схлопнется", - уверен Андрей Ткемаладзе. То есть каких-то марок в России не будет, особенно тех, которые продаются небольшими партиями и не интересны крупным игрокам, ориентированным на объем.

Новый рынок

Но портфели интересных марок ушедших игроков все-таки будут продаваться. Сеть "Азбука вкуса" уже получила несколько предложений от небольших фирм-импортеров, покидающих бизнес, по покупке их портфелей. Но кто те игроки, продающие свой портфель, в "Азбуке" сообщить отказались. Есть вероятность, что те, кто быстро получил лицензию и заработал на провозе товара других игроков, будут также покупать портфели уходящих с рынка и усилят свои позиции. Среди тех, кто смог пройти процедуру быстро и относительно безболезненно, - "Юнайтед Дистрибьюторс", "Форт" и еще несколько фирм. Максим Каширин рассказывает, что пока его компания простаивала без лицензии, "коллеги" закидывали поставщиков Simple предложениями перейти к ним. Правда, своих поставщиков Simple удержать удалось.

Тем не менее у тех, кто долгое время сидит без лицензии, проблемы будут достаточно серьезными. "Тот, кто не получит лицензию еще месяц, совершенно точно не сможет торговать перед новогодними праздниками", - говорит Игорь Сердюк. По словам Андрея Ткемаладзе, в предновогоднее время продается четверть всего алкоголя, привозимого импортером. В декабре реализуется примерно в три раза больше алкоголя, чем в другие месяцы. Те импортеры, что уже закупили товар и получат лицензию в ближайшие дни, еще смогут успеть поставить продукцию в магазины, а вот тот, кто за месяцы простоя уже распродал все, уже точно не успеет закупить за границей, растаможить и довезти свой алкоголь до Нового года. "Компания не работала 3-4 месяца, значит, получила разрыв cash flow. Простой означает, что она может не успеть привезти товар на рынок в нужном количестве. План не выполнен, нельзя вернуть кредит, бравшийся в этом году. Сезон импортер прошел некачественно, а значит денег в новом году будет не хватать", - рассуждает Максим Винокуров. Наталья Полякова говорит, что расклад сил на рынке будет понятен после Нового года. Впрочем, игроки сегмента и не ждут, что после перелицензирования их оставят в покое. "Действенный способ - прийти в декабре и устроить проверку, приостановив деятельность компании минимум на две недели", - поясняет Максим Винокуров. Тогда импортер или дистрибьютор недосчитается 10-15% от своего годового плана. Ясно, что РАР сокращает количество игроков и устраивает этакий "естественный отбор". Вопрос, сколько в результате компаний останется. Например, в Дубае на всю страну всего два импортера алкоголя, и оба принадлежат одному шейху. "Цены в этой стране запредельные. Многие марки просто отказываются идти в Дубай", - резюмирует Максим Каширин.

Оригинал статьи см. здесь



Источник: Ольга Колтунова, - Винный кризис // Компания от 21.10.2011


К этой статье еще нет ни одного комментария.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии