Персоналии / организации Карьера Наука Обучение Исследования Рейтинги Словарь
Логин:   Пароль:
Войти
 
 
Словарь

Главный лоббист по биоресурсам

 01.04.1999
Версия для печати


В конце января 1999 г. на посту председателя Комитета Госдумы по природным ресурсам и природопользованию произошла замена. Новым его главой стал Михаил Глубовский - профессор Дальневосточного госуниверситета, сопредседатель Дальневосточной ассоциации ученых, вице-президент Союза научных обществ России и Международной организации парламентариев за устойчивую среду развития. С тех пор тема биоресурсов стала занимать одно из первых мест в работе комитета. И это неудивительно - М. Глубоковский почти 20 лет проработал во владивостокском Институте биологии моря АН СССР. Нынешнее его интервью "Интерфакс ВРЕМЯ" - одно из первых, данных М. Глубоковским представителям деловой прессы.

- Михаил Константинович, первый вопрос достаточно очевиден: что собой представляют российские биоресурсы?

- Для городского жителя все биоресурсы, как правило, умещаются в три слова: рыба, лес, пушнина. Хотя на самом деле биоресурсы - это более широкий спектр объектов, причем необязательно повсеместно распространенных на территории страны. Скажем, на Дальнем Востоке биоресурсами является практически все: и целебный корень женьшень, и морской огурец трепанг, и даже усы и кости тигра, которые используются в традиционной китайской медицине. Но поскольку вам хочется получить некую компактную формулу, то она может выглядеть примерно так: биоресурсы - это продукты питания плюс биологически активные вещества плюс ценные материалы, используемые в жизни человека (пушнина, древесина, кожа и другие).

- Рыба, древесина и пушнина имеют явное прикладное значение. А что такое биологически активные вещества?

- Ну, например, одна из основных проблем, волнующих современный западный мир, - здоровье населения. Известно, что фактор номер один смертности в мире - сердечно-сосудистые заболевания. Так вот оказывается, что японцы, эскимосы и чукчи, традиционно обитающие в приморских районах, практически не страдают этими заболеваниями. Дело в том, что они употребляют в пищу много морепродуктов, которые содержат гликоленуклеиновую кислоту. Она-то как раз и нормализует работу сердечно-сосудистой системы.

Россия занимает одно из первых мест, если не первое, по запасам биоресурсов. В отличие, например, от Америки, где во времена ледникового периода был сплошной ледовый панцирь, на территории Сибири, европейской части России и Дальнего Востока существовало много убежищ, которые не покрывались льдом полностью. В этих "прогалинах" выжили экзотические виды животных и растений, которые сейчас, быть может, не составляют основу биоресурсной индустрии, но очень важны с точки зрения биоактивных веществ.

- Почему тема биоресурсов становится сегодня столь популярной?

- Уходящее тысячелетие, без сомнения, было эрой минеральных ресурсов. Особенно его последнее столетие. Так, сегодня страсти кипят вокруг нефти и газа, до этого ажиотаж вызывали уголь и золото. Грядущее тысячелетие станет эпохой расцвета биоресурсов. Главным образом в силу их уникального свойства - самовоспроизводимости. Для нашей страны это весьма актуально. Например, наше Охотское море по запасам биоресурсов не уступает Северному морю, которое является своеобразным эталоном высокой морской продуктивности. У нас чрезвычайно богатый прибрежный потенциал, огромные запасы древесины в тайге. Надо только уметь разумно всем этим распорядиться. Но главная проблема даже не в этом. На рубеже тысячелетий очень важно продумать гармонизацию использования минеральных и биологических ресурсов. Ведь известно, что, к сожалению, они находятся в конкурентных связях. Я имею в виду, что зачастую добыча минеральных ресурсов, особенно по устаревшим технологиям, приводит к угнетению биосреды.

- Фактически речь идет об экологических проблемах и рациональном природопользовании...

- Совершенно справедливо. Посудите сами: разливы нефти при ее морской добыче убили все живое во многих прибрежных зонах. Или другой пример: в результате довольно примитивной добычи золота на Колыме эта река перестала быть рыбной. Сегодня существует большая опасность для насыщенной биоресурсами Камчатки, где есть золото, нефть и газ. Если ринуться за этими запасами минерального сырья, то велик риск, что мы потеряем камчатских лососей и крабов. А ведь на западном побережье Камчатки сосредоточено 90 проц. российских крабов. Надо признать, что мы далеко не впереди планеты всей в вопросе гармонизации минеральных и биологических ресурсов. В США еще в 1972 году был принят закон о прибрежном природопользовании, подобные законы действуют и в европейских странах - например, в Нидерландах. Их главная цель - заинтересовать инвесторов-"минеральщиков" вкладывать деньги в экологически безопасные технологии, в воспроизводство биологических ресурсов.

- Почему до сих пор проблеме использования биоресурсов в России не уделялось должного внимания?

- Я думаю, что здесь существуют два фактора. Первый - это общее состояние экономики: чем она слабее, тем хуже эксплуатируются природные ресурсы. Нет налаженной схемы использования отдельных видов биосырья. К примеру, в отличие от японцев наши стада лосося в основном природные. А у жителей Страны восходящего солнца лосось на 90 с лишним процентов заводской. У норвежцев та же картина. А мы лосося разводим очень мало, да к тому же достаточно примитивными методами. Мы хищнически истощаем наши природные ресурсы.

Второй фактор - слабая работа органов исполнительной власти. Так, мы приняли Лесной кодекс. Но в него надо вносить определенные изменения и дополнения. Скажем, с целью привлечения инвестиций мы разрабатываем отдельный закон о лесных концессиях. Или для усиления государственного управления лесами мы будем инициировать принятие закона о федеральной государственной службе в органах лесного хозяйства. Наконец, мы хотим внести федеральный закон об использовании лесов в сельскохозяйственных целях. Что касается других законов, то, например, закон об охоте пребывает в гораздо худшем состоянии, чем Лесной кодекс. Или закон о рыболовстве, который находится в Думе уже почти 5 лет. Он стал похож на лоскутное одеяло, потому что каждый "заезд" депутатов или новое правительство приводили к очередной заплате. Кроме того, в планах нашего комитета - закон о сохранении осетровых рыб, об охране водных биоресурсов, о статусе рыболовного судна, о плате за право пользования водными биоресурсами...

- Какова эффективность использования российских биоресурсов?

- КПД наших биоресурсов - вопрос очень сложный. Вообще, вкладывать деньги в морские биоресурсы, лес и пушнину очень выгодно. Отдельные люди сделали и делают на этом целые состояния - главное, чтобы тебя пустили на этот рынок... Но с точки зрения страны по-прежнему существуют огромные проблемы. Так, основные морские биоресурсы сосредоточены на Дальнем Востоке, где вылавливается примерно 80 проц. российской рыбы и морепродуктов. Но довести до европейской части страны эту продукцию очень сложно, поскольку железнодорожные тарифы столь высоки, что, например, лосося в Москву выгоднее везти из Норвегии. Да и закупочные цены на рыбу и морепродукты в России почему-то значительно ниже, чем на мясо или другую сельхозпродукцию. В итоге большинство дальневосточных рыбаков и краболовов ориентируются на экспорт продукции в те страны, где закупочные цены на морепродукты традиционно высоки, а транспортные затраты сравнительно невелики. Ведомствам - лесному, рыболовному и охотничьему - надо подумать о том, как повысить уровень эффективности их работы. Тем более что вовсе не надо изобретать велосипед. Многие предложения были сделаны соответствующими научными организациями еще в советские годы 10-15 лет назад, но остались невостребованными.

- Не упущено ли время активных действий на биоресурсном фронте?

- Трудно быть пророком, поскольку в этом вопросе ничто нельзя определить заранее. Но похоже, что сейчас мы нащупали пульс эффективного природопользования. И мне кажется, что если все вышеперечисленные законы будут приняты в ближайшие год-два, то мы не опоздаем, как опоздали с драгметаллами. Вопрос в том, что в нашей стране уровень биологического лобби всегда был гораздо ниже уровня других лобби - например, ТЭКа. Это связано с тем, что в России у биоресурсов никогда не было хозяина в хорошем смысле этого слова покровителя, который понимал бы всю важность биоресурсов для настоящего и будущего страны. Я думаю, что уровень биологического лобби в парламенте примерно такой же, как уровень лобби науки: все знают, что она нужна и что без нее не прожить, но постоянно идет сворачивание ее финансирования.

- Насколько серьезно обстоят наши дела в плане защиты биоресурсов?

- Морские биоресурсы сегодня охраняют пограничники и рыбаки. Госкомэкология имеет свои охранные функции, но находится на вторых ролях. А в целом то, что с охраной биологических ресурсов у нас неважно и каждое ведомство пытается взять свои деньги с "подведомственных" добытчиков биосырья, не является секретом.

- Как сегодня взаимодействуют рыбаки и пограничники?

- По-моему, лед тронулся. Руководители двух ведомств - Федеральной пограничной службы и Госкомрыболовства - установили хороший личный контакт, между ними есть договоренности. Я вижу, что при нашем даже малом участии они готовы сесть за стол переговоров и обсуждать общие проблемы. Но у меня сложилось впечатление, что наши пограничники стали охранять рыбные ресурсы от какой-то безысходности, поскольку ни в одной стране мира пограничники не охраняют водные биоресурсы.

- Если говорить о лесной промышленности, то специалисты считают одной из основных проблем отрасли переруб леса в европейской части страны и недоруб в Сибири. Соответственно европейские леса истощаются, а качество сибирских ухудшается. Как решить эту проблему?

- Глобальный вопрос. Попробую столь же глобально и ответить. Есть радикальный способ - великое переселение народов Европы в Сибирь и на Дальний Восток. Хотя страна у нас огромная, основная часть населения проживает в европейской части. При этом у нас огромное количество беженцев. Почему бы "некоему второму Столыпину" не организовать переселение этих русских на российские просторы Сибири и Дальнего Востока? Там есть чем заняться.

- В свое время царская Россия была одной из ведущих стран мира по производству и экспорту изделий из пушнины. Теперь пушниной традиционно славится Греция, которая вовсе не имеет собственных ресурсов. Как России вернуть статус мирового пушного центра?

- А сталеплавильная промышленность - одна из самых сильных в Японии, хотя там нет запасов железной руды и угля. Все зависит от старательности нации и экономических приоритетов. Я думаю, что, имея свое дешевое сырье и обрабатывая его не хуже, чем греки, мы, наверное, смогли бы снова возобновить наши пушные аукционы.

- Вопрос на десерт. Насколько я знаю, Госдума планирует провести парламентские слушания, посвященные проблемам Каспия. Не могли бы вы высказать свое предварительное отношение к этому вопросу?

- Я согласен с иранцами, что икра дает государству-добытчику прибыль гораздо большую, чем нефть. Поэтому надо тщательно продумать принципы эксплуатации нефтяных залежей Каспия: добыча нефти не должна ущемить разведение осетровых пород рыб и производство черной икры. Так что, во-первых, добывать нефть необходимо максимально безопасным способом. Во-вторых, часть денег, которые мы получим в качестве прибыли от эксплуатации нефтяных месторождений, нужно вкладывать в воспроизводство осетровых. В конце концов, нашли же мы возможным построить на Волге плотины и осуществить искусственное воспроизводство волжских осетров. Все логично: если мы по каким-то причинам изымаем нерестилища из оборота, значит, мы должны построить их искусственную замену. Однако устроит ли подобная постановка вопроса все заинтересованные стороны или возобладают жадность, недальновидность и глупость?



Источник: Инmерфаkс - Время, 01.04.1999, Всеволод СЕМЕНЦОВ, Фото: www.mn.ru


К этой статье еще нет ни одного комментария.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии