Персоналии / организации Карьера Наука Обучение Исследования Рейтинги Словарь
Логин:   Пароль:
Войти
 
 
Словарь
Главная страница Субъекты лоббистской деятельностиОтраслевой лоббизмМеталлургическое лоббиМеталлургические лоббисты недовольны и грозят продолжить торговую "стальную" войну

Металлургические лоббисты недовольны и грозят продолжить торговую "стальную" войну

 02.03.1999
Версия для печати


На прошлой неделе завершились переговоры между Россией и США по проблеме экспорта российской стали на американский рынок. В итоге подготовлены два соглашения, которые будут регулировать экспорт российских черных металлов в США. И хотя до их окончательного подписания остается еще месяц, уже сейчас можно утверждать - принципиальных изменений не будет. Так что проблема будет урегулирована на пять лет - если, разумеется, Россия или США не откажутся от соглашения, предпочтя торговую "стальную" войну.

Металлурги недовольны. По обе стороны океана Когда министр торговли США Уильям Дейли объявлял в Вашингтоне о достигнутых соглашениях, металлургические профсоюзы выставили пикеты у Конгресса. Американское "стальное лобби" заявило протест и даже пригрозило судом. По мнению лоббистов, ни о каких соглашениях с Россией не может быть и речи - американское правительство просто должно ввести антидемпинговые пошлины, как оно поступило 12 февраля в случае с Японией и Бразилией.

Резко отрицательно отнеслись к соглашениям и российские металлурги. Представители трех крупнейших металлургических комбинатов - Магнитогорского (ММК), Новолипецкого (НЛМК) и Череповецкого ("Северсталь") - тоже заявили, что компромисс в его нынешнем виде для них неприемлем. На долю этих трех комбинатов приходится около 90% поставок черных металлов на американский рынок. По мнению металлургов, соглашение фактически ставит барьер на пути импорта горячекатаной стали и заметно ограничивает торговлю другой российской металлопродукцией. Правда, при этом наши металлурги не слишком ругают российский Минторг, полагая, что в нынешней ситуации трудно было надеяться на большее.

Стали стало слишком много. Основной причиной антидемпинговых разбирательств стал кризис на мировом рынке стали, который продолжается уже третий год.

В 1989 году Россия выплавляла около 8 млн тонн стали, при этом объемы экспорта и внутреннего потребления примерно совпадали. Падение внутреннего промышленного производства в 1990-х заставило металлургов сократить объемы производства раза в полтора и переориентироваться на экспорт. До 1997 года львиная доля российской стали уходила в страны азиатско-тихоокеанского региона.

В 1997 году экономический кризис в Юго-Восточной Азии разрушил эту стройную экспортную схему. Российским металлургам срочно потребовались новые рынки сбыта. А кроме США, таких рынков и не было (поставки российской стали в страны Европейского союза уже ограничены квотами).

В результате российская сталь рекой полилась в США. Если в 1996 году в Америку было поставлено немногим более 1,5 млн тонн черных металлов (чугун и сталь всех сортов), то в 1997 году - уже около 3 млн тонн, а в 1998-м - более 4,7 млн. То есть всего за три года объем экспорта более чем утроился.

Правда, пальма первенства в захвате американского рынка принадлежит все же Японии - только в 1998 году экспорт японской стали в США вырос впятеро. В целом же за последние три года американский импорт металлопродукции вырос с 25 млн тонн до 35 млн. Понятно, что американские металлурги запаниковали.

Американский антидемпинг Уже весной прошлого года было более или менее понятно,что добром все это не кончится. Задним числом можно говорить,что Россия могла бы перехватить инициативу, предложив США провести переговоры по "стальным" квотам и подписать соглашение на фоне гораздо более благоприятных отношений с Америкой. Мнения о том, почему этого не произошло, несколько расходятся. Российские металлурги в один голос утверждают, что проблему они видели давно, а у правительства все руки не доходили.

В российском Минторге, напротив, говорят, что год назад предлагали российским металлургам начать переговоры. Те же, по словам чиновников, отказались, предпочтя наращивать объемы экспорта в США. Наиболее динамично развивались поставки горячего проката - эта продукция благодаря универсальному использованию продавалась лучше всего. Если в 1996 году из России в США было поставлено всего 735 тыс. тонн горячекатаной стали, то в 1997-м - уже 1,8 млн, а в 1998 году, по предварительным данным, - почти 3,5 млн тонн. К осени прошлого года цена тонны горячекатаной стали в США упала с 320 до 260 долларов. И тогда американские металлурги не выдержали и пошли к Белому дому.

Российский демпинг

15 октября Минторг США начал расследование. Можно спорить относительно корректности расчетов, однако американцы, судя по всему, мало сомневались, какой результат у них должен получиться. Необходимость поставить барьер на пути российской стали была для них очевидна. Мало того, что за 1998 год объем поставок российской горячекатаной стали вырос на 92% по сравнению с предыдущим годом. Мало того, что к концу 1998 года цена на такую сталь упала уже до 230 долларов за тонну. Вероятнее всего американцев "добил" тот факт, что свои последние контракты, как сообщили "Известиям" в российском Минторге, наши металлурги заключали по цене 190-210 долларов за тонну. Металлолом стоит немногим дешевле. Впрочем, российские металлурги в один голос утверждают, что никакого демпинга не было, поскольку ниже себестоимости никто сталь в Америку не продавал. А было просто рыночное преимущество, обусловленное низкой себестоимостью российской стали.

Так или иначе, 22 февраля Минторг США вынес предварительное решение - русские демпингуют. Чтобы компенсировать разницу в цене между российским и американским металлом, для импортеров вводятся следующие антидемпинговые пошлины: на продукцию "Северстали" - 70,66%, ММК - 149,54, НЛМК - 217,67%. На сталь от остальных российских производителей - 156,58% (для сравнения: ввозные пошлины на японскую сталь составили 25-68%, а на бразильскую 51-71%).

Эти санкции имеют обратную силу, то есть карательными пошлинами должны быть обложены все оставки горячего проката из России в США за последние три месяца. Впрочем, эти средства вернут импортерам, если вступит в силу соглашение о приостановке антидемпинговых процедур.Вынужденные соглашения Переговоры между делегациями министерств торговли России и США стартовали 3 ноября и чуть было не сорвались с самого начала. Дело в том, что именно на ноябрь пришелся пик российских поставок горячекатаной стали в США, что возмутило американскую сторону. Российские же металлурги утверждали, что с начала ноября они полностью прекратили поставки горячего проката в США. Как показывает американская таможенная статистика,не полностью - существенное снижение поставок произошло лишь в декабре.

Поэтому ноябрь и декабрь ушли на выработку общих подходов- американцы сомневались, стоит ли им вообще вести переговоры, тем более что на них оказывало сильное давление "стальное лобби". США вели переговоры с позиции силы - в любой момент они могли использовать аргумент "Если вам не нравится, то мы пошли".

И все-таки 22 февраля заместители министров торговли России США Роальд Пископпель и Роберт Ларусса поставили свои инициалы под согласованными текстами двух документов: "О приостановке антидемпингового разбирательства в отношении горячекатаных рулонов из России на рынок США" и "Всеобъемлющее соглашение по стали, регламентирующее условия и объемы поставок российской металлопродукции на американский рынок". Первый документ в обмен на приостановление антидемпингового расследования устанавливает полугодовой мораторий на поставку горячекатаной стали из России, и с его учетом российская квота на 1999 год составляет 375 тыс. тонн. А на ближайшие 5 лет устанавливается годовая квота в размере 750 тыс. тонн с возможностью роста на 3-6% в год. Кроме того, минимальная цена на нее установлена на уровне 255 долларов за тонну, тогда как реальные цены на американском рынке не превышают 230 долларов за тонну. Американцы утешают наших металлургов, что с учетом антидемпинговых пошлин против Японии и Бразилии, а также полугодового моратория цены на сталь поднимутся как раз до установленного в соглашении уровня. Российские же металлурги утверждают, что отныне рынок горячего проката в США для них закрыт. Впрочем, российские металлурги готовы согласиться с первым соглашением, если бы в пакете с ним не было второго.

Дело в том, что второе соглашение устанавливает квоты не только на горячий стальной прокат, но и на все остальные виды металлопродукции, в том числе полуфабрикаты. За основу взяты объемы поставок в 1997 году - американцы отказались обсуждать 1998 год как кризисный. В принципе российские металлурги могли бы компенсировать фактическое прекращение экспорта горячекатаной стали в США за счет другой продукции. Второе, "всеобъемлющее" соглашение лишает их такой возможности.

Антидемпинг на прокат

И все же в рамках договоренностей объем поставок стали и чугуна за пять лет превысит 13 млн тонн на сумму около 4 млрд долларов. Это - в том случае, если обе страны подпишут соглашения. В противном случае, по мнению замминистра торговли Роальда Пископпеля, Россия потеряет американский рынок уже в этом году.Впрочем, США - не единственная проблема российских металлургов.

Избыток стали в мире сохраняется. По данным Минторга, ограничительные меры против российской стали рассматриваются либо уже введены более чем в 30 странах (из них 15 - страны ЕС). Сейчас, сразу после завершения российских переговоров с США, аналогичный вопрос рассматривается в Канаде. По словам Пископпеля, он спросил наших металлургов: "По Канаде будем сразу переговоры начинать или поступим, как с американцами?"Металлурги обещали подумать до ближайшей пятницы.

Мнения о переговорах

Министр торговли России Георгий ГАБУНИЯ:

Мы не приветствуем такие соглашения. Они носят явно ограничительный характер для России. Мы пытались найти меньшее зло, чем немедленное закрытие рынка для этой и другой продукции. Задача была минимизировать ущерб, но он все равно значительный.

Замминистра торговли Роальд ПИСКОППЕЛЬ:

На переговорах американцы говорили нам: "Мы не допустим ввоза ваших проблем в Америку. Решайте их сами..." На их месте я говорил бы то же самое. Но я говорил: "Россия - страна с переходной экономикой, идет реструктуризация промышленности, металлургия - это базовая отрасль, вы должны нам помочь..."

Заместитель гендиректора НЛМК по внешним связям Андрей ПЕТРОСЬЯН:

Это дискриминационные соглашения, которые ущемляют наши интересы и абсолютно неприемлемы в их нынешнем виде. Переговоры превратились в ярко выраженное издевательство. Американцы просто диктовали нам свои условия. Впрочем, реалии таковы, то вести диалог на равных мы не можем.

Первый заместитель гендиректора ММК Андрей МОРОЗОВ:

- На указанных в первом соглашении условиях никто в США российский горячий прокат покупать не будет. Мы могли бы компенсировать это другой продукцией, однако второе соглашение хотя и предусматривает квоты, но не гарантирует нас от новых антидемпинговых процессов в США..

Министр торговли США Уильям ДЕЙЛИ:

- Для русских это хорошая сделка.

Политические партии и местное самоуправление

Отношение политических партий к местному самоуправлению необходимо рассматривать с двух сторон. Во-первых, их позиция в Государственной Думе, во-вторых, их участие в местных выборах. В Государственной Думе сложилась следующая ситуация. НДР выступает за сохранение управленческой вертикали - таким образом, они против сильного местного самоуправления. Позицию ЛДПР можно назвать неопределенной: они иногда голосуют за законопроекты по местному самоуправлению, иногда против. Наиболее активно использует идею местного самоуправления фракция "Яблоко", она всегда поддерживает законопроекты, усиливающие местное самоуправление. Эта позиция объясняется тем, что главной целью "Яблока" является построение в России полноценного гражданского общества, что невозможно сделать без сильного самоуправления. Но самой интересной является позиция фракции КПРФ. Это может показаться странным, но коммунисты выступают в роли активных сторонников местного самоуправления. Они поддержали все принципиальные законы о введении муниципалитетов в России. Хотя все мы прекрасно помним, что, когда КПСС была у власти, не было ни самоуправления, ни демократии. Что же случилось?

Неужели коммунисты действительно изменили свои позиции? На самом деле все объясняется просто. КПРФ рассматривает местное самоуправление как возможность построить свою вертикаль власти - оппозиционную центральному правительству. То, что они используют муниципальную власть как средство, а не как цель, стало особенно заметно в последнее время. Дело в том, что у коммунистов много своих представителей и в руководстве субъектов Федерации, и в местном самоуправлении. Само собой понятно, что интересы этих уровней власти часто расходятся. Поэтому коммунисты в последнее время стали активно поддерживать инициативы губернаторов, направленные против местного самоуправления. Они, например, проголосовали всей фракцией за поправку, внесенную губернатором Калининградской области, в которой предлагалось отменить выборность местных властей. Местных руководителей по этому проекту должен назначать руководитель субъекта Федерации. Эта поправка не прошла, но стало ясно, что местному самоуправлению больше не приходится надеяться на поддержку фракции КПРФ.

Теперь рассмотрим, каких успехов добились партии в местных органах власти. В странах с развитой демократией политические партии пронизывают всю структуру власти. У них есть свои мэры, губернаторы, депутаты местных представительных органов. Так что люди имеют возможность не только видеть лидеров партий по телевизору, но и оценивать деятельность их представителей на местах. В России политические партии мало влияют на расстановку сил на местах. Но есть одна партия, чьи позиции в местном самоуправлении очень сильны, - это КПРФ, особенно в областях так называемого "красного пояса". Например, в Рязанской области КПРФ и дружественная ей АПР получили в органах местного самоуправления более 18% мест. В то время как все остальные партии - менее 2%.

Цифры говорят сами за себя. Огромное влияние Коммунистической партии обусловлено главным образом тем, что она является правопреемницей КПСС - этой, в недавнем времени, всесильной организации. КПСС имела свои ячейки везде, и восстановить их было, несомненно, проще, чем создавать партию с нуля. С другой стороны, поддержка населением кандидатов от КПРФ говорит о недовольстве проводимыми правительством реформами. Однако в отношении КПРФ не все так просто, как кажется на первый взгляд. Поскольку коммунисты являются сейчас главной оппозиционной силой, то широкое их участие в работе органов исполнительной власти может принести им не только пользу, но и вред. Сначала остановимся на положительных моментах.

Работа в органах местного самоуправления позволяет коммунистам усилить свое влияние в местных делах. Они получают в управление собственность и финансовые ресурсы. Если работа органов местного самоуправления идет хорошо, то авторитет руководителей-коммунистов, несомненно, возрастает. Наиболее важным для Коммунистической партии является поддержка местных и региональных властей во время федеральных выборов. У прокоммунистических мэров и губернаторов очень много возможностей помочь своей партии. Во-первых, это финансовые ресурсы. Во-вторых, местные средства массовой информации. Этот ресурс особенно необходим коммунистам, так как возможности рекламировать себя через центральные СМИ у них ограниченны. Поэтому региональная пресса и телевидение помогают им заполнить этот пробел. В-третьих, это прямое лоббирование местными руководителями нужных партии кандидатов.

Теперь попробуем разобраться в тех минусах, которые приносит КПРФ участие в местных органах власти. Самой главной проблемой является постепенная потеря КПРФ статуса оппозиционной партии. И действительно, одно дело критиковать деятельность исполнительной власти с трибуны Государственной Думы, и совершенно другое - возглавлять деятельность органов исполнительной власти на местах. Находясь в оппозиции, коммунисты могут обличать ошибки власти и утверждать, что сами они сделали бы все гораздо лучше. Однако, когда власть приходит к ним в руки, они уже несут ответственность за реальные дела. А поскольку нельзя построить коммунизм в отдельно взятом городе или области, то представителям КПРФ так или иначе приходится действовать в русле политики центрального правительства. В результате население может отвернуться от Коммунистической партии - положение дел кардинально не изменится. Сейчас этот процесс почти незаметен, потому что местные власти работают еще очень малый срок, но чем дальше, тем больше он будет набирать силу. К тому же, участвуя в реальном управлении экономикой, коммунисты все больше теряют свою радикальность, почву для обвинений власти. В качестве примера можно привести опыт выборов в Волгоградской области. На прошедших в 1995 г. выборах в органы самоуправления города Волгограда коммунисты получили 21 мандат из 24 депутатов городской Думы.

Однако мэром города был избран Юрий Чехов, выступавший как активный сторонник рыночных преобразований. Лидер волгоградских коммунистов Алевтина Апарина после выборов торжественно провозгласила на митинге: "Да здравствует советская власть в городе Волгограде!" Однако никакие предвыборные заявления не повлияли на установление в городе полного взаимопонимания администрации города, публично полностью ориентированной на одобрение президентского курса и контролируемого КПРФ горсовета, публично полностью ориентированного на жесткое оппонирование этому курсу. Общественность не смогла обнаружить никаких разногласий между ними по какому бы то ни было принципиальному вопросу. Коммунисты практически отказались от своих предвыборных обещаний и заявлений. Именно поэтому радикальное крыло КПРФ выступает против курса партии на "врастание во власть". Возможно, этими причинами был обусловлен отказ Виктора Илюхина баллотироваться на пост губернатора Пензенской области, хотя никто не сомневался в его победе.

Еще одним минусом является ослабление влияния на своих представителей, работающих в местных органах власти. Коммунистический мэр или губернатор может почувствовать себя независимым политиком. Классическим примером является ситуация в Кемеровской области. На губернаторских выборах 1995 г. Аман Тулеев победил как лидер блока "Народовластие - блок Амана Тулеева", в который входили представители левых партий. На следующих региональных выборах он выступил в качестве лидера собственного блока. Левые партии шли на выборы отдельно. Теперь, выступая по телевидению, Тулеев позволяет себе критиковать своих товарищей. Он призывает КПРФ больше времени отдавать практической работе в регионах, а не вести бесконечные разговоры "по ящику".

Либерально-демократическая партия России находится на втором месте по силе местных организаций. Партийное руководство требует от своих представителей активного участия в местных выборах. Для центрального руководства ЛДПР выборы являются возможностью проверить качество партийных представителей на местах.ЛДПР относится к политике как к коммерческой деятельности. Их интересует только количество депутатов в Государственной Думе. От этого зависит и количество денег в партийной кассе. Поэтому если они поймут, что это неминуемо приведет к падению рейтинга ЛДПР, то они откажутся от участия в выборах. Местные выборы их интересуют только в качестве рекламы. Предвыборные кампании либеральных демократов всегда очень мощные и напористые, однако они очень редко заканчиваются победой. Очевидно, что имидж ЛДПР не внушает населению доверия. Главным лозунгом либеральных демократов на местных выборах является призыв: "Голосуйте за нас, и мы поможем вам жить лучше". И это не просто слова. Действительно, ЛДПР активно лоббирует интересы своих местных руководителей в Государственной Думе. Они выбивают льготные кредиты, дотации и т.д. Это сделать достаточно легко, так как местных руководителей мало, поэтому каждый из них на вес золота. В здании центрального аппарата партии висит список членов ЛДПР, возглавляющих местные администрации. В него входят: А.Кашин - председатель администрации города Кызыл Республики Тува, О.Малышкин - глава администрации Тацинского района Ростовской области и др.

ЛДПР регулярно отправляет своим местным руководителям помощь в виде машин, тракторов, денег и т.д. Сообщения об этих подарках обязательно появляются в прессе. Коммунистической партии Российской Федерации труднее лоббировать интересы своих местных глав. Дело в том, что у коммунистов их гораздо больше, чем у ЛДПР, - практически половина страны. При этом условии даже такая многочисленная фракция, как КПРФ, не может полностью защитить интересы своих местных руководителей. К тому же необходимо заметить, что Компартия не ведет четкой статистики, регистрирующей "красные" муниципальные образования. А как можно защищать интересы, если не знаешь чьи? К маю этого года КПРФ собирается собрать полные сведения о достижениях своих местных организаций, но опять же не для помощи им, а для активизации их участия в федеральных выборах. Другие партии не могут похвастаться значительными успехами на местных выборах. Население узнает о них только из сообщений СМИ.



Источник: ФИНАНСОВЫЕ ИЗВЕСТИЯ, 02.03.1999, Алексей СИНИЦКИЙ, Фото: www.tractors.com

Также данная статья размещена в:


К этой статье еще нет ни одного комментария.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии