Персоналии / организации Карьера Наука Обучение Исследования Рейтинги Словарь
Логин:   Пароль:
Войти
 
 
Словарь

Унитарная вера

 01.04.1999
Версия для печати


Недавно Государственная Дума приняла поправки к первой части Гражданского Кодекса (ГК). Они очень просты: религиозным организациям теперь дано право создавать так называемые унитарные предприятия. За двумя словами, понятными только специалисту, кроется очередной этап на пути превращения господствующих в России религиозных объединений фактически в государственные религии.

Клерикальные организации, как и любые общественные объединения, по российским законам имеют право создавать разные коммерческие структуры (ООО, ЗАО и т.д.). Однако только за унитарным предприятием закон позволяет не закреплять право собственности на переданное учредителем имущество: "имущество унитарного предприятия является неделимым и не может быть распределено по вкладам (долям, паям), в том числе между работниками предприятия" (ст. 113 ГК РФ). Что это означает на практике?

Во-первых, можно не платить налог на имущество, так как легко сделать, чтобы всё оборудование, все помещения, которыми пользуется унитарное предприятие, на самом деле осталось числиться за учредителем. Налицо экономия денег. Имеется и ряд других приятных налоговых послаблений. Во-вторых, можно не опасаться "бунта на корабле": никогда работники унитарного предприятия не смогут его приватизировать - все права за учредителем, а работник полностью бесправен в имущественном отношении. Даже директор назначается собственником предприятия без всякого влияния трудового коллектива. А в-третьих, если обычное предприятие отвечает перед кредиторами своим имуществом, которого может лишиться в их пользу в случае банкротства, то унитарное предприятие такой ответственности фактически не несёт.

Короче говоря, унитарное предприятие - это та организационно-правовая форма, которая максимально защищает интересы учредителя в ущерб работниками, кредиторам, а то и партнерам. Естественно, что закон даёт такую льготу только государству: "в форме унитарных предприятий могут быть созданы только государственные и муниципальные предприятия", - говорилось раньше в ГК. Теперь депутаты дописали: "а также предприятия религиозных организаций".

Естественно, что лоббировали эти поправки представители Русской православной церкви (РПЦ), у которой на порядок больше коммерческих структур, чем у всех остальных российских конфессий вместе взятых. Обычно юридической стратегией в Патриархии ведает юрисконсульт Виктор Калинин. Когда-то он начинал свою работу в качестве юриста Совета по делам религий при Совмине СССР. Там в функции Калинина входило, вероятно, на практике осуществлять "ленинскую религиозную политику". Тем не менее Калинин смог завоевать доверие высшего руководства РПЦ, так что ему удалось после ликвидации Совета устроиться на работу по профилю - в Московскую Патриархию. Симптоматично, что одним из основных "толкачей" в Госдуме поправок к ГК стал депутат Анатолий Лукьянов - бывший председатель Верховного Совета СССР, который также как и Калинин решил, наверное, замолить свои грехи перед верующими.

Авторы пояснительной записки, сопровождавшей поправки к ГК при их хождении по Думе, открытым текстом сетовали: "новый ГК РФ (ст. 48) установил, что к юридическим лицам, на имущество которых их учредители имеют право собственности, относятся лишь государственные и муниципальные унитарные предприятия", а "предприятия, созданные религиозными организациями, должны быть преобразованы до 01.07.99. в хозяйственные товарищества". Это (вслушайтесь как витиевато сказано!) "ухудшает права собственности религиозных организаций", а также "ставит их в неблагоприятные условия, по существу уравнивая с коммерческими предприятиями". Последняя фраза указывает и на психологический аспект проблемы: в аппарате РПЦ любят презрительно говорить о "всяких там коммерческих структурах", подчёркивая, что вот мы, церковные, - совсем другие: мол, гусь свинье не товарищ.

Пояснительная записка откровенно называет главный объект заботы: "Предлагаемый законопроект позволит сохранить уникальные религиозные предприятия, в том числе такие, как "Софрино", работающие исключительно на нужды церкви".

Для тех кто ещё не знает: Художественно-производственное предприятие Русской православной церкви "Софрино", расположенное в одноимённом подмосковном посёлке, - это единственное крупное производство, находящееся под полным и легальным контролем центрального аппарата РПЦ. Бюджет Московской Патриархии примерно на 50% состоит из поступлений от Софринского завода и церковной гостиницы "Даниловская". Уже больше десяти лет заводом руководит Евгений Пархаев - человек, "широко известный в узких кругах", фактически - главный спонсор и финансист Патриарха и Синода. Заметим в скобках, что авторы сопроводительной записки покривили душой: "Софрино" давно выпускает не только предметы культа. Последнее время оно всё больше стремиться выйти на смежные рынки, чтобы расширить объём сбыта: производит сувенирную и полиграфическую продукцию, борется за престижные заказы типа пошива мантий для членов Конституционного суда... Естественно, что руководство РПЦ озабочено созданием для своего единственного завода самых выгодных налоговых раскладов. К тому же, вероятно, оно стремиться обезопасить себя, подстраховавшись от возможных попыток "прихватизации" завода со стороны его коллектива или руководителей.

Однако желание оптимизировать финансовые потоки, идущие от "Софрино" и "Даниловской" - не единственная причина, побудившая церковных лоббистов вмешиваться в Гражданский Кодекс. Последнее время центробежные явления в церковной жизни усилились. Епархии и приходы втихую понасоздавали массу коммерческих предприятий, о которых центральному церковному руководству даже не известно. Некоторые принадлежат периферийным религиозным организациям полностью, в некоторых же местный батюшка или епископ лишь осуществляет функции идеологического прикрытия ("крыши"), за что получает свой процент. Руководство РПЦ справедливо опасается, что через такие структуры церковная собственность может растекаться и потихоньку приватизироваться. Поэтому следующим, после утверждения поправок к ГК, шагом вполне может быть тотальный запрет своим структурам создавать любые хозяйственные предприятия, кроме унитарных. Своя логика в этом есть.

Обращает на себя внимание, сколь глубоко закладывается новая законодательная база: поправки вносятся не в какой-нибудь закон, а в сам ГК, который по отношению к любому другому закону, с которым он мог бы вступать в противоречие, является актом высшей юридической силы. Возможно стратеги предвидят, что унитарным государственным предприятиям и дальше будут предоставляться различные налоговые льготы: тогда их под шумок получат автоматически и религиозные предприятия.

"На десерт" сторонники поправок к ГК торжественно пророчат: "Данный законопроект может рассматриваться как гарантия свободы совести в России, ибо её составной частью является право человека пользоваться предметами религиозного культа, религиозной литературой, производством которых и занимаются предприятия, созданные религиозными организациями". Однако есть и оборотная сторона медали, делающая такую патетику весьма циничной. Дело в том, что такие же права по созданию унитарных предприятий приобретают и все остальные конфессии России, а не только РПЦ, которая и так пользовалась особым расположением со стороны государства.
Представьте себе, что

ы с другом - два дагестанских или каких-нибудь (не будем ходить далеко) бирюлёвских бизнесмена. Для того, чтобы заработать побольше, вы всегда использовали все законные лазейки: нанимали на работу фиктивных инвалидов, чтобы получить льготы, открывали филиалы в налоговых оазисах Калмыкии и Калининграда, "дружили" с НФС по льготному импорту алкоголя и так далее. Теперь у вас появился ещё один шанс честно обмануть государство: вы можете прийти к батюшке, раввину или мулле (всё равно) и предложить ему создать унитарное предприятие.

Священнослужителю ничего делать не надо (только "крышу" дай!), а свою "законную" долю он получит: экономия на налогах будет неплохая. А статус? Представьте себе: любая налоговая полиция десять раз подумает, прежде чем ворваться в масках в Унитарное Предприятие Московской Хоральной Синагоги или Соборной Мечети Махачкалы: это вам не просто частное ЗАО "Маца" или ООО "Мекка" - тут сразу в антисемитизме и разжигании межнациональной розни обвинят.

Именно поэтому с авторами пояснительной записки нельзя согласиться, что "данный законопроект не уменьшает доходы и не увеличивает расходы государственного бюджета". Реально депутатами созданы условия для притока в религиозные организации полукриминального капитала, целью которого будет не духовность и реставрация храмов, а уход от налогов и контроля.

Многие сегодня боятся того, что та или иная конфессия России de facto станет государственной, получив преимущества перед другими. Но реальностью стала пока другая угроза: сегодня все религии стали у нас государственными - экономически. Мы имеем не государственную религию, а экстерриториальную свободную экономическую зону с клерикальным уклоном. И это, судя по всему, выгодно не столько руководству РПЦ, сколько тем, кто прекратив импортировать спирт "Роял" или масло "Анкор", ищет в поменявшихся экономических условиях новые золотые жилы. Беглецы от налогов всех вер и религий: объединяйтесь!



Источник: Евгений Комаров, "Унитарная вера"// "Церковь и жизнь" за 1999


К этой статье еще нет ни одного комментария.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии