Персоналии / организации Карьера Наука Обучение Исследования Рейтинги Словарь
Логин:   Пароль:
Войти
 
 
Словарь
Главная страница Объекты лоббистской деятельностиГосударственная ДумаЛоббизм в Государственной ДумеКто стоит за лоббированием поправок к корпоративному законадательству?

Кто стоит за лоббированием поправок к корпоративному законадательству?

 24.09.2004
Версия для печати


Законы, инициируемые комитетом по собственности этой осенью, перевернули корпоративный рынок. Объясняется это тем, что слишком большие интересы затрагивает новое законодательство. Основным локомотивом «перемен» является сегодняшний председатель комитета по собственности Виктор Плескачевский. <Лоббист №1 по результатам работы четвертой  Думы> - перешептываются думские завсегдатаи.  

        Наблюдая выступления Виктора Семеновича Плескачевского на пленарных заседания ГосДумы и во время работы Комитета по собственности, на котором он председательствует, общаясь с ним лично создается впечатление о нем как о «великом страдальце» за рыночные идеалы в экономике: за свободу предпринимательства, конкуренцию, уважение к правам собственности и пр. Всегда крайне эмоциональный, прямой, часто предельно откровенный и свободный в выражениях - все это странным образом импонирует стороннему наблюдателю далекому от корпоративных конфликтов, переделу собственности и пр. Создается впечатление, что человек действительно ратует за благое дело, не жалея сил борется с правовым беспределом, отбиваясь от корпоративных ходоков закидывающих, по его же словам, комитет «бабками».

Но весь этот харизматичный порыв народного избранника никак не согласуется ни с содержанием тех законопроектов, которые он активно лоббирует буквально с первых дней работы четвертой Думы, ни с его поведением, ни, тем более, с его биографией. Активный лоббизм Плескачевского на весенней сессии затмил собой работу всех других депутатов. Действительно столь активный лоббизм в первую сессию работы Думы привлекает к себе повышенное внимание. Дело в том, что первую сессию, а тем более  весеннюю, депутаты всегда расценивают как подготовительный этап и отводят ее на  налаживание требуемых связей, выстраивание отношений, прием «ходоков» и пр. и пр. И только с осенней сессии начинают активно действовать. Но только истинному мастеру лоббизма «раскачка» не нужна, он четко знает, что ему нужно и чьи интересы он представляет. «Лоббист номер один по результатам первой сессии», делятся впечатлениями опрошенные нами «толкачи» нижней палаты.   

        С этой точкой зрения в корне не согласен думский представитель страхового лобби Александр Коваль, замечу всегда с нами крайне откровенный в вопросах «теневого» лоббизма и во всякого рода коррупционных делах: <Я знаю Плескачевского очень хорошо и не один год. Плескачевский не тот человек, которому можно проплатить за лоббирования закона. Он, очень принципиальный. Он будет курить «Беломор», потому что на «Парламент> не будет хватать, но деньги не возьмет».

        Вот такой вот противоречивый депутат. Председатель одного из самых лоббистски перегруженных комитетов, а на сигареты иной раз не хватает! Поразительно.

Но так ли это? Простой взгляд на биографию депутата и на лоббируемые им законы, не смотря на все харизматическое обаяние Плескачевского, волей не волей вызывают сомнение в таком положении дел. Но начнем по порядку. С биографии.

Виктор Семенович родился в городе Целинограде Казахской ССР. Окончил вечернее отделение Ленинградского университета экономики и финансов. В 1990 году окончил институт повышения квалификации при Ленинградском Финансово-экономическом институте по специальности "экономист". Уже в самом начале перестройки у будущего депутата проявляются столь не характерные для советского человека черты к предпринимательству. В 1984-1988 году, работая в строительно-монтажном управлении, он организовывает из альпинистов спецбригаду ремонтников-высотников. А уже с августа 1988 года становится руководителем финансово-инвестиционной компании «Altus Group», которая начинает активно заниматься строительством и финансовыми операциями. Предпринимательская деятельность Виктора Плескачевского была весьма успешна: строительство торговых центров, инвестиционная деятельность и пр. Именно в это время Виктор Семенович знакомится с Владиславом Резником и Борисом Грызловым, благодаря которым, как поговаривают, он и попал в большую политику. 

         Основная цель, с которой мы приводим здесь биографию депутата, это показать, что депутат Виктор Плескачевский до прихода на Охотный ряд был вполне обеспеченным человеком, успешным предпринимателем, имеющим достаточные деловые связи. А удачная политическая коньюктура позволила Виктору Семеновичу завоевать лидерство в Думе.

         Теперь пришло время ознакомиться с «кухней» комитета по собственности Госдумы и внимательно проанализировать те законопроекты, которые ведет депутат. Но прежде, напомним читателю несколько самых распространенных способов теневого лоббизма, характерных для депутатов Государственной Думы. К ним относятся арбитраж при корпоративных конфликтах, депутатские запросы, лоббирование законов и поправок к ним согласующихся с интересами какой-то компании или отрасли в целом. При этом, само собой разумеется, ущемляются интересы других участников рынка. Отсутствие законодательства регулирующего лоббизм в нашей стране делает такую деятельность депутатов не контролируемой и мало рискованной. Главное, чтобы не было установлено факта оплаты таких услуг, считай передачи взятки. А так ограничений нет, даже, если все всё понимают, ты пойди докажи, что депутат ратует за интересы заплатившей ему компании, а не действительно так думает. К тому же Дума, даже за все свое небольшое время существования уже разных «думателей» повидала.   

        Но перейдем к делу. Рассмотрим все вышеперечисленные возможности по порядку.

 



Арбитраж при конфликте с Центральным Московским Депозитарием

Депутатский арбитраж заключается в том, что народный избранник, прикрываясь избранной легитимностью и связями в верхах, принимает участие в конфликте на чей либо стороне, получая в случае удачного разрешения ситуации оговоренное вознаграждение. 

Похожая ситуация произошла в Думе в конце лета. 3 августа Виктор Плескачевский проводит закрытое заседание рабочей группы при комитете по собственности, посвященное обыскам в крупнейшем российском регистраторе - Центральном Московском Депозитарии (ЦМД) и изъятию сервера с информацией о реестрах акционеров. Напомним, что ранее именно Плескачевский направил в Следственный комитет при МВД запрос с просьбой вернуть изъятые у ЦМД серверы. На заседание присутствовали начальник Департамента финансовой политики Минфина Алексей Саватюгин, представители Следственного комитета МВД РФ, фондового рынка, ФСФР и самого ЦМД, но ни одного депутата. Инициатива депутата была во внесении изменений в Уголовно-процессуальный Кодекс, которая запрещала бы  правоохранительным органам изымать у регистраторов серверы с реестрами акционеров, ограничившись выпиской из реестра (распечатки с сервера). По нашей информации, такой законопроект В. Плескачевский намерен внести на рассмотрение Государственной Думы уже в конце сентября 2004 года.

Однако это событие осталось бы тайной, если бы не известный курьез. Оказывается, в это же время три его заместителя по думскому комитету - Дмитрий Саблин («Единая Россия»), Михаил Рохмистров (ЛДПР), Анатолий Локоть (КПРФ) и рядовой член комитета Александр Агеев («Единая Россия») отправили в адрес Генпрокурора Владимира Устинова, МВД Рашида Нургалиева и руководителя ФСФР Олега Вьюгина депутатский запрос, в котором они потребовали проверить факты многочисленных махинаций руководства ЦМД, в результате которых не раз потерпевшей стороной оказывалось государство.

         Почему произошло такое недоразумение? Во-первых, из-за жадности, а во-вторых, как нам кажется, платили с разных сторон. Виктор Плескачевский, проводя закрытое заседание просто посчитал не нужным информировать о нем других членов комитета (догадайтесь почему) и они, не зная, что «тема уже занята» просто выполняли роль исполнителей. Один из депутатов, на условиях анонимности, так описал нам эту ситуацию: <Инициатором встречного запроса был Александр Агеев, который действовал в интересах компании «Базовый Элемент». У компании есть целый ряд корпоративных конфликтов, в которых «Базовый элемент» давит либо на сам ЦМД, либо на его «дочку» компанию «Энергорегистратор>. Именно Агеев на одном из пленарных заседаний попросил других депутатов поддержать его инициативу, которые, особо не вникая в проблему, стали соавторами скандального запроса. Не знаю, уж какие там были последствия, но могу предположить, что разговор с депутатами состоялся крайне серьезный».

 



Лоббизм поправок. Федеральный закон  <О внесении изменений в Федеральный закон "об акционерных обществах".

Скандально известный сейчас в корпоративной среде федеральный закон  <О внесении изменений в Федеральный закон "об акционерных обществах" был принят в первом чтении 7 июля 2004 года. Чтобы повысить авторитет законопроекта и, следовательно, ускорить его прохождение через Думу, Виктор Плескачевский привлек к его соавторству аж трех председателей комитетов Владислава Резника, Павла Крашенинникова и Владимира Плигина.

Поправки касаются обязательств миноритариев продавать свои акции основному акционеру, который объединил в своих руках более 90 процентов акций компании. Стоимость этих акций будет оценивать независимый оценщик, нанятый, замети, мажоритарием. Кусок рынка, о котором идет речь впечатляет, так по заявлением директора по корпоративным исследованиям Hermitage Capital Management Вадима Клейнера, в России насчитывается около 188 000 миноритарных акционеров крупнейших корпораций, владеющих акциями на 13, 1 млрд.

Кто может стоять за лоббированием этого закона, в чьих интересах лежит его принятие? Представитель крупного промышленного холдинга в Госдуме на условиях не разглашения его имени признался: <Этот закон отражает интересы 40-50 компаний, которые и скинулись на этот проект. Но проведен закон был мастерски - за считанные дни. Кому первому пришла идея избавиться от миноритариев, я не знаю. То ли рынок скоординировался, то ли Плескачевский смог вычленить интерес и договориться>. На наш вопрос, что это за компании, лоббист ответил: «ТНК-ВР, Роснефть, Сибнефть, Мегионнефтегаз, Оренбургнефть, Русал, Северсталь, НЛМК и пр.»

Как реагирует Виктор Плескачевский на эти предположения? В разговоре с нами он сказал следующее:

<Единственный мой интерес как законодателя в этом законе, чтобы малые компании могли преобразовываться из акционерной в частную, а все эти слухи о проплатах  - есть происки конкурентов>.

Противников у закона действительно не мало. Можно выделить три основные группы: первая, это все компании, которые занимаются агрессивными поглощениями. Они используют недостатки законодательства о корпоративном праве с целью захвата имущества. И все, кто находятся вокруг них, юридические и консультационные фирмы, охранные предприятия и т.д. <Только в Москве 300 враждебных захватов собственности, считай по одному в день, конечно, они будут против>, - возмущается депутат. Вторая группа, это грин мейлеры, простые шантажисты. Третья группа, это цивилизованные западные фонды.

Как известно 23 сентября ведущие инвестиционные фонды, на долю которых приходится около 70 процентов вложений на российском фондовом рынке, направили письмо президенту России с просьбой не допустить принятие этих поправок. Среди подписавшихся: Hermitage Capital Management, Prosperity Capital Management, Firebird Management, "Атон", Charlemagne Capital, East Capital, Halcyon Advisors, Morgan Stanley Investment Management, MC Trust, Third Point Management, "Тройка диалог", Vostok Nafta, Alfred Berg Asset Management и др.

Какие интересы ведущих инвестиционных фондов ущемляет этот закон? На это вопрос Виктор Плескачевский ответил:   

<Инвестиционные фонды, к сожалению, начинают использовать психологию тех же шантажистов. И не плохо на этом зарабатывают. Эти люди, трепали нервы «Газпрому» как миноритарные акционеры. Они использовали чудовищные механизмы исков акционера в защиту своих имущественных интересов к компании. Самый известный пример использования таких механизмов, это ситуация с компанией «Лукойл>, когда по иску миноритарного акционера в защиту имущественных интересов было арестовано имущество предприятия. Вот, когда у них эту возможность мы пытаемся отнять, они и забеспокоились».

Чей лоббизм окажется сильнее Виктора Плескачевского, поддерживаемого ведущими промышленными компаниями России или финансовых воротил окруженных шантажистами и корпоративными захватчиками покажет уже ближайшее время. Второе чтение законопроекта планируется уже на эту осень. Но этот закон, безусловно, будет прекрасной проверкой лоббистских способностей Виктора Плескачевского. Противники действуют очень быстро. И противостоять ему есть чему: о своем не согласии с законом уже высказались чиновники из ФСФР и МЭРТа, а 23 сентября на законопроект было получено отрицательное заключение из Администрации президента. Справится ли депутат:? 

 



ВСТАВКА

Что еще лоббировал Виктор Плескачевский?

Конфликт с главой ФКЦБ Игорем Костиковым. Функция арбитража.

В 2000 году Костиков попытался сменить руководство Профессиональной ассоциации регистраторов, трансфер-агентов и депозитариев (ПАРТАД). Контроль над регистраторским бизнесом дает самые широкие возможности для вмешательства в корпоративные войны.

ПАРТАД, в поисках союзников обратился к Плескачевскому. В итоге руководство ПАРТАД все же было смещено. Однако вместо кандидата, которого предлагал Костиков, председателем совета директоров ассоциации был избран Виктор Плескачевский. С миссией урегулировать ситуацию Плескачевский действительно справился. По слухам, он предложил руководству ФКЦБ два варианта решения проблемы: шумный, с подачей на ФКЦБ в суд за вмешательство в дела общественной организации, и мирный - с формальным согласием выполнить все требования главы ФКЦБ при сохранении фактической независимости ПАРТАД. Поскольку всякого рода шумных дел в жизни главы ФКЦБ на тот момент уже хватало, Игорь Костиков пошел на мировую. («Профиль», 23.03.2004)

 



Осенняя сессия 2002 года. Арбитраж  в корпоративном конфликте (в соавторстве с Владиславом Резником).

Корпоративный конфликт возник летом 2002 года, когда группа «Илим Палп Энтерпрайз» отказалась признать права новых акционеров Котласского ЦБК (компаний "Континенталь Менеджмент", "Базовый элемент" и "Банкирского дома "Санкт-Петербург", владеющих контрольным пакетом акций комбината после приобретения на вторичном рынке более 60% его акций) и допустить их к управлению комбинатом.

При комитете по собственности создается рабочая группа по анализу конфликтной ситуации вокруг Котласского ЦБК. В итоге "Базэлу" с его серьезным политическим влиянием не удалось добиться от Госдумы осуждения "Илим Палпа".

        Цитаты:

Виктор Алкснис (участник рабочей группы, депутат Государственной Думы третьего созыва):  <Заседание рабочей группы комитета по собственности Госдумы по анализу конфликтной ситуации между бывшим и новым владельцем Котласского ЦБК, которое состоялось 16 декабря, и состоявшееся на следующий день заседание аналогичной рабочей группы Совета Федерации отчетливо показали, что Виктор Плескачевский, возглавляющий рабочую группу в Государственной Думе, четко и недвусмысленно лоббирует интересы одной из конфликтующих сторон - а именно компании "Илим Палп Энтерпрайз".

Вера Лекарева (депутат Госдумы): <Председатель рабочей группы Виктор Плескачевский весьма тенденциозно ведет ее заседания, что мешает установлению истины, рабочая группа должна внимательнее изучить события 1994 года, "когда компания "Илим Палп" фактически за бесценок и без конкурса стала обладателем 20% пакета акций Котласского ЦБК". (Александр Васильев, Независимая газета, 19.12.2002)

 





Источник: Материалы: Павел Толстых (Lobbying.ru)


К этой статье еще нет ни одного комментария.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии