Персоналии / организации Карьера Наука Обучение Исследования Рейтинги Словарь
Логин:   Пароль:
Войти
 
 
Словарь
Главная страница О лоббизмеПубликации о лоббизме и Government RelationsВопросы КоррупцииЗакон о лоббизме как одна из мер противодействия коррупции

Закон о лоббизме как одна из мер противодействия коррупции

 09.04.2009
Версия для печати


Несмотря на то, что Россия ратифицировала Конвенцию ООН  против коррупции и Конвенцию об уголовной ответственности за коррупцию в середине 2006 года, федеральный закон, как известно, принимался достаточно долго и вступил в законную силу только в начале 2009 года.

А вообще в России первые попытки принять закон о борьбе с коррупцией были сделаны еще в далеком 1992 году, когда в недрах Верховного совета был разработан соответствующий законопроект.  Принят он не был.  Еще один законопроект, в некотором роде правопреемник того, что предлагался в 1992 году, был внесен 5 ноября 2001 года группой из 23 депутатов.  Он поступил в профильный Комитет Госдумы по безопасности и прошел первое чтение в ноябре 2002 года.  До второго чтения этот законопроект так и не дошел.

Затем было много разных инициатив, например, "Программа по борьбе с коррупцией", подготовленная Центром стратегических разработок, "Антикоррупционная программа для современной России" и проект ФЗ "О противодействии коррупции", разработанные Институтом Национальной Стратегии.  Ни одна из них не увенчалась успехом.

Между тем, из года в год Россия, по показателю коррумпированности продолжает оставаться в большинстве независимых рейтингах на уровне таких стран, как Гамбия, Венесуэла и Вьетнам ( в 2000 году в рейтинге Transparency International наша страна была на 82 месте, в 2008 году опустилась на 143 место из 179)1.

Опросы Swiss Realty Group постоянно показывают, что более половины представителей крупного российского бизнеса тратит от 5 до 10% своих совокупных средств на взятки чиновникам.
 
Представители крупного иностранного бизнеса регулярно называют проблему коррупции одним из основных барьеров, мешающих динамичному развитию России и увеличению прямых иностранных инвестиций (по данным опросов, проведенных в рамках работы Foreign Investment Advisory Council).  Малый и средний бизнес страдает не меньше: для того, чтобы сначала открыть свое дело, нужно собрать такое количество разрешительной документации, что многим проще найти посредника "для решения вопроса".

И уровень коррупции, по оценкам независимых экспертов, в стране не падает.

Если в 2006 году взятки давали 8% россиян, то в 2007 году этот показатель вырос до 13%, что выше на 3% общемирового показателя2.  В 2008 году ситуация в лучшую сторону не изменилась.

Если уровень коррупции из года в год в России не снижается, возникают несколько своевременных вопросов: "Почему принятие базового закона все-таки столь важно?" и "Что он изменит?"

По моему убеждению, ответы на эти вопросы кроются в том, что этот закон должен стать "локомотивом" и потянуть за собой череду не менее значимых нормативно-правовых актов, регулирующих отдельные области взаимоотношений между частным и государственным секторами.  А эти акты, в свою очередь, будут заполнять существующие пробелы в законодательстве и способствовать решению многих острых проблем.
Возьмем лишь один яркий пример. 

В нашей стране с 1995 года предпринималось несколько попыток принять закон о лоббизме (взаимодействии представителей бизнеса и органов государственной власти).  Несколько законопроектов широко обсуждалось на круглых столах и в комитетах Госдумы РФ.  Но закон так и не был принят.
А он крайне необходим именно сегодня, когда роль государства в период кризиса в экономике возрастает, и огромное количество лоббистов, продвигая свои частные интересы, пытаются добиться от органов государственной власти значительных преференций и финансовых ресурсов для своих компаний.

Как они добиваются того, чтобы услышали именно их в разных министерствах и ведомствах?  Насколько этичны действия представителей компаний в работе с разными органами власти тогда, когда от государственной помощи во многом зависит выживание и дальнейшая судьба их предприятий?  Какими правилами они пользуются в лоббировании своих интересов? И есть ли эти правила вообще?

Сегодня в России имидж специалиста по взаимодействию с органами государственной власти нередко негативен. 

Понятие "лоббизм" в нашем обществе зачастую отождествляется с коррупционными правонарушениями, проще говоря, с дачей взятки.

Отчасти специалисты по взаимодействию с органами гос. власти (GR-щики) сами ответственны за такое восприятие обществом их деятельности.  Здесь подразумеваются только те, кто привык "решать вопросы" любыми способами, нарушая закон.

Вместе с тем, проблема глубже: нет никаких правил игры и принципов взаимодействия, поэтому каждый лоббист ведет себя так, как считает приемлемым для себя и своей компании. 

В законодательстве отсутствует даже само понятие "лоббизм", не прописаны формы лоббистской деятельности, не установлен порядок аккредитации лоббистов в органах государственной власти и порядок раскрытия для всеобщего сведения информации о тех решениях, на принятие которых повлияли лоббисты и т.д.

Представляется, что GR-щикам, как никому другому, необходимы четкие правила игры, "дорожная карта" в работе с представителями органов власти. 

Правила игры в данном случае должны быть закреплены законодательно и будут призваны регулировать взаимоотношения бизнеса и власти.

Примером такого нормативно-правового акта может служить принятый в США в 1995 году The Lobbying Disclosure Act (Закон о раскрытии информации лоббистами), который предписывает компаниям и специалистам, занимающимся GR, указывать своих клиентов и те вопросы, которыми они занимаются в интересах своих клиентов, суммы гонораров и т.д.  Нельзя сказать, что этот закон решает все проблемы, и в США искоренена коррупция, но то, что он играет важную роль в противодействии этому явлению – факт.

В нашей стране подобный закон особенно важен сегодня, когда власть настроена конструктивно работать с бизнесом, прислушиваться к мнению представителей реального сектора и принимать совместные решения для улучшения экономической ситуации в стране.

Конечно, российские специалисты по GR могут по примеру своих европейских коллег пойти по несколько иному пути, и вместо поддержки идеи принятия профильного для их отрасли закона, сконцентрировать внимание только на разработке ряда саморегулирующих положений. 

Примеры достаточно эффективного использования таких механизмов в Европе хорошо известны: долгие годы Комиссия европейских сообществ вела активную работу по убеждению участников рынка лоббистских услуг добровольно подписать Кодекс поведения, разработанного Society of European Affairs Professionals и Public Affairs Practitioners.  И у нас в стране, например, в рамках работы комитетов, объединяющих специалистов GR при Ассоциации менеджеров России и Российской Ассоциации по связям с общественностью, были разработаны похожие положения.

Но зачастую добровольность присоединения к кодексам означает необязательность их исполнения. 

В такой крайне чувствительной сфере, как общение бизнеса с властью, факультативность исполнения этических требований и свободная интерпретация процедур взаимоотношений частного и государственного секторов с легкостью могут привести к полному пренебрежению этими требованиями и процедурами.

Б. Акунин во "Внеклассном чтении" заметил: "…Испокон веку так заведено [в России]: государство дает служивому человеку должность, а кормить себя он должен сам - как говорится, в меру своей испорченности".

Очень хочется согласиться с автором, тем более что в России, как в прошлом, так и сегодня, найдется масса доказательств описанной им ситуации. 

Однако признание того, чтобы было в прошлом и есть сейчас, не означает, что так должно быть и в будущем.

Сделав первый шаг по более полному законодательному закреплению мер по противодействию коррупции в конце прошлого года, очень важно, чтобы депутатский корпус довел до завершения и процесс принятия закона о лоббизме.

При этом, очевидно, что закон о лоббизме не решит проблему коррупции полностью, не заменит собой необходимость структурных реформ, направленных на большую открытость и отчетность органов государственной власти и местного самоуправления перед обществом, и не сформирует в обществе в одночасье нетерпимость к коррупционному поведению.  Это работа – на долгие годы.

Однако закон, я уверен, поможет сделать взаимодействие бизнеса и власти более прозрачным, а это уже немало с учетом того, как сильна и закрыта бюрократическая система в России.

Активно поддерживая идею принятия такого закона и формируя сегодня четкие механизмы и процедуры взаимодействия бизнеса с органами государственной власти, представители GR- сообщества закладывают прочный фундамент цивилизованного развития своей отрасли в России на долгие годы.

Автор: - Калинский Олег, Директор по корпоративным отношениям Алкоа Россия.   Председатель Совета директоров ОАО «Алкоа Металлург Рус».

Примечания:
1  http://www.polit.ru/news/2008/09/23/ivk.html
2  О. Кувшинова, А. Осипов. "Готовы занести", Ведомости, 07.12.2007 г.




Источник: Lobbying.ru

Также данная статья размещена в:


Комментарии:

04.05.2009 13:27:58
Карпов Андрей Николаевич
Считаю, что полезности и необходимости в соответствующем, т.н. базовом законе для GRщиков в России, нет. Проводя паралели с Америкой, хотелось бы отметить следующее: в штатах проблема общения чиновника и коммерсанта заключается в отсутствии зарегулированности и вмешательства чиновника в деятельность бизнеса. И поэтому желание коммерсанта пообщаться с чиновником вызывает у последнего обеспокоенность. Для снятия этой обеспокоенности вводится понятие лоббист и базовый закон, регулирующий лоббистскую деятельность. Зарегистрированный лоббист встречается с чиновником и всем понятно зачем это делается. В нашем случае мы получим ситуацию, в которой чиновник получит возможность отказать во встрече человеку, не имеющему аккредитации, например, в региональных списках лоббистов и будут рекомендовать обратиться к конкретному лоббисту, естественно за отдельную плату. В конце статьи автор замечает: "При этом, очевидно, что закон о лоббизме не решит проблему коррупции полностью, не заменит собой необходимость структурных реформ, направленных на большую открытость и отчетность органов государственной власти и местного самоуправления перед обществом, и не сформирует в обществе в одночасье нетерпимость к коррупционному поведению. Это работа – на долгие годы". Мне кажется, что нужно начать сначала с формирования в обществе нетерпимости к коррупционному поведению, и начинать надо с детского сада. Ведь ребенок видит с детского сада, что родители несут деньги воспитателям, заведующим, далее это продолжается в школе. А ведь это все звенья одной цепи!!! Резюмируя, скажу - начинать надо с себя!!!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии