Персоналии / организации Карьера Наука Обучение Исследования Рейтинги Словарь
Логин:   Пароль:
Войти
 
 
Словарь

Практика лоббизма в Самарской области

 02.04.2009
Версия для печати


"Лоббисты? А кто это?" - мягко улыбается глава крупной самарской финансово-промышленной группы. В списке ее штатных и внештатных "представителей", уютно рассевшихся по разным ветвям власти, не одна фамилия. И год от года их становится больше. Российский бизнес, подрастерявший на фоне кризиса вместе с капиталом былой апломб, все более зависим от благосклонности власти, раздающей пряники господдержки под звонкое щелканье кнута национализации собственности. Стать власти ближе и роднее - эта ключевая формула успеха десятков людей в Самаре, чьи имена хоть и потускнели, но по-прежнему бронзовеют в списках самых богатых и влиятельных, сегодня актуальна как никогда. Продвижением интересов бизнеса занимаются в Самаре сотни лоббистов, одни из которых при слове лобби краснеют как курсистки, а другие готовы бежать за допровским чемоданчиком, как ильфовский Кислярский.

Бойцы невидимого фронта
Коррупция и лоббизм сегодня для многих едва ли не синонимы. Хотя употребление невинного слова «лоббизм» табуировано лишь в отношении бизнеса. "В стенах Государственной думы  Виктор Казаков умело лоббирует интересы Самарской области" - гордо повествует сайт "Единой России" об известном самарском депутате. Ничего зазорного и сомнительного в том, чтобы лоббировать решение проблем региона, города, района. Соответствующие задачи перед депутатами официально ставят губернаторы и избиратели, для чего в российском политическом сленге даже существует умильное определение - "депутатский наказ". Впрочем, сами депутаты обижаются, когда их называют лоббистами. И с точки зрения мировой практики и законодательного регулирования лоббистской деятельности они правы – политики не могут быть лоббистами. Однако в отсутствии осознанного и отрегулированного законом лоббизма единственно видимой стороной нелегкой работы по воплощению в жизнь чьих-то потребностей – не важно, отраслей, групп или отдельных компаний – становятся сегодня у нас как раз сами политики.

"Многие считают, что если ты лоббируешь интересы какого-то производства, значит - хочешь что-то, попросту говоря, "урвать". Сложно объяснить, что ты не преследуешь цели личного обогащения, что твои предложения могут принести пользу многим людям, производству, что важно во время кризиса для всего региона", - негодует известный бизнесмен Александр Милеев, в качестве лоббиста выступающий от имени Самарской алкогольной ассоциации. Милеев прав - в отношениях власти и бизнеса лоббизм автоматически расценивается как коррупция. И совершенно напрасно.

На самом деле, ничего удивительного и предосудительного в стремлении бизнеса отстаивать свои интересы во власти, нет. Не признавать этой очевидной потребности - это и значит создавать почву для коррупции. Хотя многие иронично сравнивают легализацию лоббистской деятельности с легализацией проституции, на самом деле, сравнение не совсем уместно. И это понятно не только самим лоббистам.

Как известно, лоббисты легально и вот уже десятки лет работают в США, Канаде, Великобритании, и многих других странах. Закон, регламентирующий лоббистскую деятельность, предусмотрен и принятым в России национальным планом противодействия коррупции. В самом конце прошлого года стало известно о том, что в Государственном правовом управлении (ГПУ) президента РФ готовится первый законопроект, легализующий в стране лоббистов и лоббизм. Как заявил, комментируя проект закона, адвокат, член Общественной палаты РФ Анатолий Кучерена, суть документа - "регламентировать деятельность разного рода лоббистов, создать соответствующий реестр, чтобы вся их деятельность была максимально прозрачной и законной". Стоит заметить, что принять этот закон не могут вот уже несколько лет. Дошло до того, что, не дожидаясь федеральных решений, некоторые регионы самостоятельно ринулись в пучину лоббистского законотворчества. В Свердловской области депутаты законодательного собрания уже согласовывают такой закон с местной прокуратурой. Накипело, наверное.

Однако пока законодатели в Москве и регионах переводят бумагу и просиживают штаны в президиумах, лоббизм живет преуспевающей жизнью, бодро пританцовывая под бравые реляции и пустое, в общем-то, словоблудие чиновников о борьбе с коррупцией.


Аэродромы и бомбардировщики в погонах
Не прошло и двух месяцев с момента вступления в должность вице-президента по взаимодействию с государственными органами АВТОВАЗа Марины Бортовой. 10 последних лет госпожа Бортова проработала в администрации Президента РФ. Зачем АВТОВАЗу штатный лоббист при таких руководителях, как Сергей Чемезов – не очень понятно, но объяснимо: лоббировать приходится с каждым месяцем все больше и больше. Не удивительно, что хорошая мысль разжиться влиятельными кадрами для решения проблем приходит не только АВТОВАЗу.

Немногие, как АВТОВАЗ, открыто называют трудоустраиваемых "полезных" людей со связями лоббистами, или, как это теперь более принято, - GR-специалистами.

Government Relations для многих бизнесменов остается заграничной экзотикой и отдает ненужным пафосом. Деньги у нас в стране любят тишину, поэтому запасными аэродромами для бывших высокопоставленных силовиков и чиновников становятся обычно почетные, но часто формально малозначимые должности всевозможных советников, вице-президентов, заместителей, руководителей служб безопасности. Мало кто готов признать, что главный интерес бизнеса в "бывших" - их умение "решать вопросы" и "разруливать" проблемы при всем уважении к профессиональным навыкам и опыту оргработы.

Самую успешную среди самарцев карьеру лоббиста сделал в свое время бывший мэр областной столицы Олег Сысуев. Из насиженного кресла на Куйбышевской он перелетел в свое время в кабинет вице-премьера российского правительства, а оттуда прямиком – в Альфа-банк, где успешно преумножает банковский капитал в должности первого заместителя председателя совета директоров и по сей день.

Чем сложнее бизнес и выше его риски, тем в более мощном штате лоббистов нуждается компания. Целая плеяда бывших высших чинов МВД работает сегодня в известнейших бизнес-структурах региона. Одна из самых "вооруженных" в этом отношении ФПГ – группа СОК. Владимир Глухов, бывший начальник областной милиции и Игорь Ежов, работавший до конца 90-х годов начальником областного ОБЭП, решают сегодня в СОКе вопросы в статусе вице-президентов группы.

Еще один бывший начальник УБЭП ГУВД Самарской области, Алексей Левков, отвечает за вопросы безопасности Волжской ТГК. Бывший глава управления собственной безопасности областного ГУВД,  Александр Гадлин, работает в банке "Солидарность". В банках же трудятся бывший начальник областного ГИБДД Евгений Климов (Газбанк), бывший начальник Средневолжского УВД на транспорте Владимир Кириченко (Пробизнесбанк), бывший замначальника областного ГУВД Виктор Ульянов, бывший прокурор области Александр Ефремов (РСХБ), и бывший заместитель прокурора области Евгений Новожилов (ФИА-банк).

Помогают бизнесу и выходцы из спецслужб. Бывший замначальника УФСБ по Самарской области Сергей Очиров работает в тольяттинском "ТОН-Авто", несколько бывших сотрудников ФСБ трудоустроил Виталий Зыков (ГК "Виза"). "Мы привлекали их на работу не как потенциальных лоббистов, а как хорошо обученных профессионалов, они занимаются совсем другими вопросами, отрицает целевое назначение своих силовиков Зыков,  - лучший лоббизм - это выстраивание доброжелательных отношений с конкретными территориями".

Немало лоббистских кадров поставили на службу бизнеса органы исполнительной власти и всевозможные контролирующие структуры. Бывший замначальника областного УМНС Владимир Московский помогает сегодня Виктору Суркову, бывший замминистра сельского хозяйства области Александр ВеревкинАлексею Гриншпуну, бывший глава комитета по управлению имуществом Самары Александр СидоренкоВладимиру Захарченко, бывший руководитель аппарата Константина Титова Сергей СавельевСергею Мамедову. Иногда, впрочем, лоббистский потенциал человека определяет не его должность, а, например, звучная фамилия. Самый яркий пример в этом смысле, конечно, Игорь Путин.

Ходоки
Ближе всех к классическому пониманию лоббиста руководители всевозможных фондов, обществ, союзов, ассоциаций и объединений. "Активными лоббистами, последнее время стали различные общественные организации (это относительно новое направления лоббизма) - делится наблюдениями Виталий Зыков, - такие как ветеранские объединения, ассоциации инвалидов, фонды помощи различным категориям граждан, другие объединения, которые занимаются лоббированием интересов, определенных структур и получают за это деньги". Объединения, лоббирующие интересы самарского бизнеса, создаются по отраслевому признаку: самарские отделения общероссийских объединений таких как, "Аудиторская палата России", "Ассоциация российских банков", "Межрегиональное партнерство оценщиков", "Российский союз страховщиков" и им подобные. Действуют в Самаре и Тольятти объединения изобретенные местными бизнесменами, некоторые из них даже носят международный статус: "Международная ассоциация дилеров Автоваза", например, или  "Ассоциация металоторговцев", интересы самарских банкиров пытался в свое время весьма активно представлять Алексей Титов, возглавляющий банковский союз "Большая Волга". Есть свои лоббисты в Самаре у игорного бизнеса, который решает проблемы взаимодействия с властью и обществом с помощью ассоциации "Все игры".  Успешно функционирует "Ассоциация городов Поволжья", куда входит и Самара, потому что всем ясно, что гораздо проще лоббировать свои интересы, по принципу "когда мы едины мы непобедимы".

Самые мощные в этом смысле возможности у строительно-риэлторского лобби, представленного в Самаре сразу несколькими группами – тут и гильдия строителей во главе с Любовью Аристовой, и ассоциация строителей под началом Петра Сивожелезова, и Поволжская гильдия риэлторов Максима Хвостова, и, конечно, российская гильдия риэлторов, которой руководит бывший руководитель комитета по управлению имуществом администрации Самары, а сегодня глава ООО "АН Арбат" Сергей Канухин.

Эффективным лоббистом может выступать ТПП Самарской области и города Тольятти.  "У нас есть возможность лоббировать интересы бизнеса, - соглашается Владимир Жуков, президент ТПП г. Тольятти, -  большинство членов ТПП вхожи и работают структурах власти, в общественных советах и различных комиссиях. Ряд предпринимателей находится в думе, некоторые бизнесмены работают с силовыми структурами. В советах при прокуроре и губернаторе состоят и члены ТПП".

С толкача
Едва ли не каждый даже самый закамуфлированный под псевдообщественный законопроект или нормативный акт – это чьи-то деньги, потерянные или заработанные. "Квинтэссенция лоббизма в законодательной власти – принятие бюджета", - соглашается Михаил Матвеев, один из самых активных, хотя и не самый удачливый и влиятельный лоббист Самарской губернской Думы.

Лоббистские возможности депутатов Государственной Думы очевидно превышают потенциал региональных, а тем более муниципальных политиков. Но и здесь есть свои нюансы. "Влиятельность депутатов Самарской области можно оценить как среднюю. Они не возглавляют профильные комитеты Государственной Думы. Они не входят в очень важный орган законодательного лоббирования в Государственной Думе – в президиум фракции Единая Россия" - констатирует позицию самарцев в Госдуме Павел Толстых,  руководитель московского Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти Lobying.ru. Однако, место середнячков не помешало им лоббировать интересы ключевых отраслей самарского бизнеса. По словам Толстых, исходя из инициатив самарских депутатов, можно сделать вывод, что в регионе активно продвигают свои интересы нефтяная отрасль (бывшие активы "Юкоса") и производители водки. "Александр Беднов, например, очень активно продвигает водочное лобби с ним Виктор Казаков и Анатолий Иванов. Именно эта троица внесла законопроект в интересах водочных компаний - делится наблюдениям Толстых, - Виктор Казаков принимает активное участие в формировании нефтяного законодательства. В региональном лоббизме отличились депутаты Вера Лекарева, Екатерина Кузьмичева и Ольга Гальцова".  Указанные депутаты заботились об области вместе с сенатором Константином Титовым. Проект предполагает перераспределение доходов от акцизов на алкогольную продукцию. В случае его принятия в расчете коэффициентов распределения акцизов будет использоваться численность и потребление алкоголя на душу населения в субъекте РФ, тогда поступления в бюджет Самарской области от распределения акцизов увеличатся более, чем в три раза.

На губернском уровне лидеры рейтинга "Дела" входят в состав наиболее влиятельных органов законодательного лоббирования. Занявший второе место в рейтинге Виктор Сазонов — председатель законодательного собрания области. Обошедший его вице-спикер СГД Олег Дьяченко, входит в два профильных комитета — "по бюджету, финансам, налогам, экономической и инвестиционной политике" (руководителем, которого является бронзовый призер рейтинга Алексей Ушамирский) и "по нефтехимии топливно-энергетическому комплексу и охране окружающей среды" (руководитель этого органа Андрей Кислов, замыкающий пятерку лидеров). Как заместитель председателя законодательного собрания г-н Дьяченко курирует работу не только комитета по бюджету, в ходе работы которого решаются вопросы инвестиционной политики, установления и введения в действие региональных налогов и сборов, установление порядка образования и использования целевых бюджетных фондов Самарской области, утверждение бюджетов территориальных государственных внебюджетных фондов, целевых бюджетных фондов Самарской области и отчетов об их исполнении, но и комитет "по здравоохранению, демографии и социальной политике", которому вверена судьба реализации приоритетного национального проекта "Здоровье". Возможности для лоббирования бизнес интересов при такой зоне ответственности весьма широки. Как и у Андрея Кислова, генерального директора "Самарарегионгаз". Возглавляемый им комитет   решает вопросы столь необходимой сейчас государственной поддержки инновационной деятельности в сфере нефтехимии и топливно-энергетического комплекса. Кроме  того,  в ведении г-на Кислова установление порядка образования и использования областных целевых бюджетных фондов в сфере нефтехимии, ТЭК и охраны окружающей среды, вопросы утверждения и исполнения областных целевых программ по направлениям деятельности комитета.

Широкий простор для лоббирования предоставляет членство в комитете "по промышленности, связи и торговле", председатель которого Олег Борисов, занял 14 строчку в рейтинге "Дела". В качестве примера можно привести простой, казалось бы, областной законопроект "О запрете продажи алкоголя в ночное время". Депутат областной Думы Михаил Матвеев "за". Коллеги, в том числе Алексей Ушамирский, Олег Борисов "против". Кто беспокоится: Александр Милеев. Как это работает? Матвеев вносит законопроект. Коллеги создают общественную комиссию "По анализу социально-экономических последствий законодательных инициатив в сфере оборота этилового спирта, алкогольной и алкоголь содержащей продукции" при комитете по промышленности, связи и торговле СГД.

"Создание такой комиссии – нонсенс, ведь в комитете уже есть три комиссии, соответствующие его названию – по промышленности, связи и торговле", - негодует Матвеев. Не мудрено: "лишняя" комиссия блокирует его законопроект. Матвеев заручается положительным заключением губернатора, поддержкой общественных организаций, официальными отзывами из регионов, где такой закон принят. Не помогает. Лоббизм? О чем это вы? Кто кого лоббирует?

2007 год. Закон "Об ограничении работы игровых автоматов на территории Самарской области". Субъекты федерации получают право ограничить деятельность игорного бизнеса на своей территории при условии принятия соответствующего закона до 1 сентября 2007 года. Губернатор Титов вносит законопроект, который начинает движение по комитетам. Однако невидимая рука изымает его из повестки всех комитетов как раз перед последним заседанием Думы, когда документ можно утвердить. Кто "против"? Кто "воздержался"?

Лидерами рейтинга "Дела" на уровне Городской Думы стали ее председатель Виталий Ильин, руководитель комитета  "по местному самоуправлению" Татьяна Братчикова и председатель комитета "по охране здоровья" Алла Демина. Депутат Демина работает еще и в комитете "по развитию городской инфраструктуры и ЖКХ", свои лоббистские устремления она связывает именно с этой работой. "Самой яркой лоббистской кампанией я считаю, ту, которую проводили я, депутаты Братчикова и  Куцев, заявила г-жа Демина, - она завершилась отменой решения о застройке зеленой зоны на улице Осипенко, чего мы и добивались".  

Тяжелая доля
"Если мы с вами в доле, то закон о лоббизме нам нужен, а если нет, то сами понимаете", -  объясняет проблему отсутствия внятного законодательно закрепленного регламента отношений лоббистов и власти уважаемый самарский бизнесмен. Самарские профессиональные лоббисты с ним не спорят.

"Я за то, чтобы лоббизмом занимались профильные организации: Союз машиностроителей, например, или Союз производителей зерна, которые должны создавать консолидируемое мнение, и участвовать в законотворческой деятельности на уровне Государственной и Губернской Думы, - говорит Александр Милеев, председатель Самарской алкогольной ассоциации. - Сейчас все, в общем, так и происходит. Но если это будет легализовано, то лоббистская деятельность станет более прозрачной и понятной".

С ним солидарен Вадим Иоффе, президент ассоциации "Все игры": "Несомненно, мы пытались лоббировать интересы своей отрасли, и не правильно, что  закон, регулирующий эту деятельность, отсутствует. Лоббисты должны взаимодействовать с властью по правилам, а в отсутствии закона -  взаимодействуют, как умеют".

Однако и власти, и местным политикам говорить о лоббизме конкретно не нравится. Они предпочитают бороться не с лоббизмом, а с ветряными мельницами теорий, виртуозно жонглируя словами «борьба с коррупцией» на многочисленных комиссиях и советах.

"Лоббизм в России носит не прикрыто циничный характер. – благородно возмущается Валентин Романов, депутат Государственной Думы РФ. - В условиях гигантского распространения коррупции вряд ли закон о лоббизме перекроет нелегальные способы лоббирования интересов бизнеса".
 
"У нас иная действительность: то, что работает на Западе и приносит положительные плоды, редко работает в России. Принятие такого закона приведет к появлению дополнительных лазеек для коррупционеров" - уверена Наталья Боброва, депутат Самарской Губернской Думы.

По мнению Павла Толстых, в законе, регулирующим лоббистскую деятельность заинтересованы три группы: "в первую очередь, закон нужен, профессиональным консультантам, оказывающим услуги в области профессионального продвижения интересов в структурах государственной власти. Таких компаний как наша наберется еще, наверное, с десяток. К ним можно добавить еще десяток PR агентств, которые занимаются тем же. Кроме того есть столько же крупных юридических компаний, пытающихся оказывать подобные услуги", - говорит г-н Толстых.  Вторая группа  - общественные, некоммерческие организации, ограниченные в материальных ресурсах. Ведь если вы официально зарегистрировались как лоббист, вы имеете прямой доступ в органы законодательной и исполнительной власти.
 Кроме того уже сейчас в практически на всех крупных компаниях существуют GR специалисты, и целые департаменты по взаимодействию с государственными структурами. Принятие закона обеспечит этим группам влияния доступ в органы государственной власти. Хотя не обойдется и без жертв, жертвовать придется  тем, что будет раскрыта информация о заказчиках, исполнителях и суммах контрактов между ними, что в российской действительности не всем одинаково полезно.
Не стоит и сомневаться, что всем этим уважаемым людям и их работодателям закон о лоббизме, учет и контроль многотрудной деятельности по связям с властью и общественностью нужен не более чем веревка и мыло. Однако, их все равно рано или поздно посчитают.

Сын ошибок трудных
Закон "О лоббистской деятельности" разрабатывают законодатели Свердловской области, в стремлении вывести лоббистов на чистую воду объединившиеся под эгидой совета по противодействию коррупции при губернаторе Свердловской области.

"На совете рассматривался вопрос о лоббизме, и было принято решение просить прокуратуру и Заксобрание разработать и принять такой законопроект", - рассказал "Делу" Анатолий Гайда председатель комитета по законодательству Свердловской думы. - У нас уже будут свои наработки к моменту появления федерального закона".

Активное участие в подготовке свердловского областного закона приняла прокуратура, подготовившая немало конструктивных предложений. Вот лишь некоторые из них.
Лоббизмом признаются  встречи и переговоры с должностными лицами и депутатами законодательного собрания, участие в рабочих совещаниях, направление в органы госвласти и депутатам, при которых аккредитован лоббист, проектов решений, а также получение от органов госвласти необходимой информации и документов.
Депутатам, выборным и назначенным должностным лицам осуществлять лоббистскую деятельность запрещено. Лоббистская деятельность должна осуществляться только теми лоббистами, которые аккредитованы в органах госвласти. Для аккредитации лоббист должен направить депутатам палат законодательного собрания области на имя председателя палаты или органам госвласти на имя их руководителя соответствующее уведомление за десять дней до начала лоббистской деятельности.

Юрий Денисов, прокурор Самарской области, уверен, что бежать впереди федерального паровоза не стоит. Ведь в Самарской области принят закон "О противодействии коррупции". И хотя, по словам Денисова, в документ не вошли предложения прокуратуры по законодательному определению конкретного перечня «коррупциогенных» факторов, прокурор надеется, что этому позднее удастся посвятить отдельный нормативный документ. «В западных странах успешно претворяется в практику законодательно закрепленный лоббизм. Крупнейшие компании, например "Форд Мотор Ко", "Дженерал Моторс", "Боинг", Майкрософт, Уолт Дисней и так далее, официально обнародуют данные о многомиллионных расходах, затраченных на лоббирование своих интересов. В современной России во избежание нечетких, двояких и некорректных трактовок содержания понятий "лоббизм" и "коррупция" я полагаю нецелесообразным принятие регионального закона "О лоббизме" до принятия такового на федеральном уровне" - заявил Денисов "Делу".


Инфографика
Наказ

Что лоббирует правительство Самарской области в Государственной Думе
1. Увеличение региональной доли в консолидированной ставке налога на прибыль до 19,5%.
2. Изменение методики расчетов при распределении акцизов на алкогольную продукцию с использованием в качестве основного нормативного критерия численность населения в регионах без учета граждан несовершеннолетнего возраста
3. Изменение соотношения софинансирования приоритетных национальных проектов и программ в сторону увеличения доли федерального бюджета
4. Региональные проекты федеральных законов: "О внесении изменений в федеральные законы "О ветеранах" и "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации"

Допблок
Методика рейтингов самых успешных лоббистов

В рейтинге лучших лоббистов "Дело" впервые попробовало проанализировать активность депутатов в продвижении и отстаивании своих интересов, а также интересов различных групп влияния. Развернутая методика, которую подготовил отдел рейтингов журнала предполагала учет трех основных блоков критериев оценки: данных о формальных результатах работы депутатов (опыт, количество подготовленных законопроектов, объем привлеченных средств для решения проблем выдвинувших политика избирателей, активность общественной деятельности, и так далее); данных о невидимой части айсберга (уровень воздействия на общественное мнение, степень поддержки важнейшими группами влияния, и так далее); результатов опроса самих политиков.



Источник: Виктория Петрова, "Практика лоббизма в Самарской области"//"Дело" за 02.04.2009

Также данная статья размещена в:


К этой статье еще нет ни одного комментария.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии