Персоналии / организации Карьера Наука Обучение Исследования Рейтинги Словарь
Логин:   Пароль:
Войти
 
 
Словарь

Единственной

 10.04.2008
Версия для печати


8 апреля в пресс-центре ИА REGNUM прошел круглый стол на тему "Есть ли лоббизм в Белоруссии".

В ходе круглого стола были обсуждены следующие вопросы:
• Лоббистские технологии и группы влияния в Белоруссии;
• Союзное государство России и Белоруссии как лоббистский инструмент и перспективы дальнейшей интеграции;
• Белоруссия как объект геополитического лоббизма;
• Приватизация в Белоруссии: как, когда и кем?

Основным докладчиком на мероприятии стал директор Центра по проблемам европейской интеграции Юрий Шевцов (Минск). В своем выступлении Шевцов отметил, что специфика лоббистских схем в Белоруссии определяется высокой степенью консолидации государственных структур. По его словам, в Белоруссии практически отсутствуют группы влияния, формируемые по клановому признаку, и единственной "точкой входа" в страну для лоббистов является первое лицо государства. Ценовое давление России привело к смене внешнеполитической парадигмы Белоруссии, продолжил эксперт, и для того, чтобы компенсировать затраты, связанные с газовой проблемой, Минск стал активно выходить на рынки стран третьего мира. Фактически, Белоруссия стремится возглавить движение "неприсоединившихся государств". Особенно активно идет сотрудничество с Венесуэлой, которая предоставила Белоруссии право на разработку нескольких чрезвычайно перспективных нефтяных месторождений и заключила с ней ряд контрактов в военной сфере.

По мнению Шевцова, Союзное государство России и Белоруссии может быть охарактеризовано как успешный проект, однако в будущем ряд вопросов может породить рост конкуренции в рамках данной структуры. Чтобы это предотвратить, необходимо к 2011 году перейти на новый формат союзнических отношений, рамки которого необходимо выработать уже сейчас, полагает аналитик.

В работе круглого стола также приняли участие глава союза "Свободная Россия" Модест Колеров, директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко, ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований Тамара Гузенкова. В ходе выступлений экспертов и последовавшей за этим дискуссии обсуждались такие темы, как структура лоббистских схем в Белоруссии, проблемы, связанные со сменой парадигмы внешней политики Минска, перспективы союзного государства России и Белоруссии и другие вопросы, связанные со сферой российско-белорусских отношений.

Основные тезисы Юрия Шевцова:

1. Переход на мировые цены на углеводороды стимулировал рост белорусской экономики и ее структурные трансформации. В последние несколько лет Беларуси GNP стабильно растет на 9-11% , промышленность - 14-18% в год. Начались ранее законсервированные рыночные реформы. На селе и в малых городах созданы льготные условия для развития предпринимательства. Крупные предприятия быстро акционируются. Даже отменен институт "золотой акции". Свободные экономические зоны дают около четверти экспорта в областях. Широко привлекается иностранный капитал. Созданы собственные товаропроводящие сети вне Беларуси у основных крупных предприятий. Растет сектор услуг, поглощающий скрытую безработицу. Часть потенциальных безработных выехала на работу за границу. Происходит выход на новые рынки сбыта и сырья в странах третьего мира. Развиваются энергосберегающие технологии, изменяется структура энергетики. Заложена основа для новых отраслей промышленности: атомной промышленности, космической и т.д. Резко выросли золотовалютные резервы. Начался рост внешнего долга.

Произошел переход от авторитарной мобилизации общества перед угрозой коллапса 90-х годов к модели авторитарной модернизации общества  в индустриальной стадии развития.

Политическая система Беларуси устойчива как никогда. Последние политические кампании дают стабильные 80-90% поддержки предлагаемых властью решений. Нет ни одной крупной социальной или культурной группы, которая противостоит власти. Прозападная оппозиция, которая включает в себя около  3 тысяч активистов, локализована на своем обычном
уровне активности уже много лет. Перехода чиновников в ряды оппозиции уже несколько лет практически нет. Оппозиция раздробилась, перестала быть единой. Западная поддержка оппозиции со стороны запада заметно сократилась. ЕС и особенно страны восточной Европы как правило молчаливо противостоят политике США относительно Беларуси. Произошло очень резкое увеличение товарооборота со странами соседями.

Борьба между группами влияния в Беларуси ведется в основном вокруг экономических вопросов. Борьбы за смену существующей системы власти нет. Ни одна группа влияния не заинтересована в свержении А.Лукашенко или существенном изменении проводимой им политики. Все группы влияния имеют возможность роста за счет открывшихся возможностей в экономике. Внутри групп влияния происходит смена поколений, вызванная в основном появлением новых целей и задач, к решению которых прежние поколения не готовы. Силовики переориентируются на работу в странах третьего мира и рост ВПК. Промышленники - на работу с внешними инвесторами и на рынках крупных незнакомых стран. Идеологический сектор и сама АП заняты созданием новой структуры власти, частью которой будут и внешние крупные инвесторы, и политические партнеры. Прежней установки на тотальный контроль всех процессов в обществе нет. Значение групп влияния, связанных с бизнесс-проектами, резко выросло.

Фактически уже началась «большая приватизация». В ближайшее время этот процесс будет только усиливаться.

2. Особенности белорусской «большой приватизации».
Усиливается значение финансовых институтов управления экономикой. Приватизация связана с модернизацией и ростом производства в обозначенных государством направлениях. Приватизация идет в рамках разработанных государством программ модернизации и развития по отраслям. В основе этих программ: энергетическая безопасность (структурная перестройка энергетики, строительство АЭС, выход на новые рынки углеводородов, добыча нефти и газа в третьих странах, энергосбережение), инновационное развитие (технологическая модернизация крупнейших предприятий, развитие новых отраслей промышленности), модернизация экономической инфраструктуры, закрепление на новых рынках, особенно в странах третьего мира и Европы, прежде всего, восточной Европы.

Все приватизационные проекты являются частью крупных политических инициатив белорусского государства и зависят от успеха этих инициатив. Раньше такая инициатива была, по сути дела, одна - союзное строительство с Россией. Сегодня к ним добавились еще две: налаживание отношений со странами-соседями по Восточной Европе и реформа Движения неприсоединения. В рамках Восточной Европы Беларусь сделала ставку прежде всего на рост сотрудничества с Украиной. В стратегическом отношении региональное сотрудничество уже имеет для Беларуси не меньшее значение, чем отношения с Россией. Восточно-европейские страны
блокируют резкие действия ЕС против Беларуси, способствуют решению основных энергетических проблем РБ, дают возможность наращивать присутствие Беларуси в третьем мире посредством их портов. Неизбежен переход Беларуси к гораздо более глубокой региональной кооперации.

В третьем мире Беларусь ориентируется на КНР, Иран, Венесуэлу, некоторые арабские страны региона Персидского залива. В рамках доктрины реформирования ДН Беларусь выстроила реально союзные отношения с Китаем, Венесуэлой, Ираном, близкие - с некоторыми иными странами. За счет этих союзов страны решаются стратегические проблемы данных стран. В частности, Беларусь получила крупнейшие кредитные линии КНР в свой хай-тэк, энергетику, строительную индустрию. В Венесуэле Беларусь начала добычу нефти и создает фактически собственный второй индустриальный комплекс, по мощи, возможно, со временем равный имеющемуся на территории самой РБ. В Иране Беларусь получила возможность добывать нефть, и кредитные ресурсы. Начатые планы должны привести к резкому росту индустриального потенциала Беларуси. Ее основная индустрия постепенно будет размещена вне национальной территории.

Происходящая транснационализация белорусского индустриального потенциала сопровождается изменением его структуры и изменением структуры власти в Беларуси. Неотъемлемой частью возникающей структуры власти является крупный бизнес и влиятельные политики стран и регионов, где Беларусь наращивает свое присутствие. В том числе - российские корпорации, которые получили возможность сотрудничать с Беларусью не только в рамках общего экономического пространства Союзного государства и в странах третьего мира.

Новые группы влияния в Беларуси формируются ныне вокруг, прежде всего, новых направлений внешне-экономической активности. И состоят сегодня не только из белорусских граждан и влиятельных политиков и бизнесменов России. как было совсем недавно. Но  включают в свой состав корпорации и политиков иных стран. Влияние на белорусскую политику этих небелорусских и нерусских групп нарастает. Для сохранения управления этим процессом в Беларуси одновременно растет политическое значение непосредственного окружения А.Лукашенко и национального уровня принятия решений в целом.

Между высшим уровнем власти как группой влияния и институтом и остальными расположенными на территории Беларуси группами влияния нарастает разрыв потенциалов. Значение А.Лукашенко несмотря на уменьшение степени тотальности контроля над положением в стране усилилось. Формирование альтернативных А.Лукашенко клановых групп или просто групп влияния сведено почти к нулю . Все дела в рамках большой приватизации в конечном счете необходимо решать непосредственно с А.Лукашенко в рамках его  политических задач.  Рост значения высшего уровня власти в РБ и лично А.Лукашенко как политика будет нарастать.

Беларусь включилась в процесс глобализации на стороне противной американскому глобальному проекту. Это обеспечивает консолидацию вокруг А.Лукашенко силовых структур, промышленников и аппарата власти в целом. Снижение степени тотальности контроля в стране обеспечивает лояльность растущего среднего класса. Группы влияния по-прежнему не успевают сформироваться в кланы, ибо не поспевают за темпами трансформаций, происходящих в политке и экономике.

Наиболее проблемным, тормозящим принятие решений в Беларуси уровне власти является уровень министерств и ведомств. Ведомства не успевают
адаптироваться к новым возможностям и требованиям, постоянно спускаемым им «сверху». И потому тормозят инициируемые через них проекты. Ведомства часто не являются точками входа в Беларусь. Но достаточно дисциплинированно исполняют спущенные решения и компетентно инициируют новые программы. Вероятно, в скором времени произойдет падение значения ведомств в пользу непосредственного сотрудничества высшего уровня власти с крупными корпорациями.

Точками входа в Беларусь для крупного бизнеса обычно не являются регионы. Регионы не имеют отношения к большой белорусской политике. Обычно в Беларуси проваливаются любые формы вхождения через внешнее или внутреннее давление. Внутри Беларуси потенциала давить на власть нет ни у одной силы. Игра с оппозицией - путь к 100% неудаче. Давление на Беларусь извне, в том числе через Россию также редко бывает эффективным. Как правило, эффективны те предложения, которые направлены высшему уровню власти РБ и являются частью политики той группы, которая выступает партнером политики Беларуси в данной стране или регионе.

Участие в большой приватизации в Беларуси прямо связано с поддержкой политических проектов высшего белорусского руководства.

3. Россия и Беларусь.
Потенциал развития в рамках традиционных двусторонних связей близок к
истощению. По мере выравнивания цен на сырье для Беларуси и внутренних российских цен на газ происходит падение возможностей России влиять на ситуацию в Беларуси. Происходит рост значения для Беларуси инвесторов и партнеров из иных стран.

Но усиление присутствия Беларуси в странах Третьего мира и в восточной Европе создает новое поле для российско-белорусских проектов во всех областях. Российские корпорации и государство могут наращивать взаимодействие с Беларусью и участвовать в большой белорусской приватизации теперь исходя из интересов еще и в третьих странах. Есть очень успешные примеры такого взаимодействия. Более того, именно такие предложения по совместной деятельности в третьих странах и реальная совместная деятельность являются ныне наиболее важными для высшего уровня белорусской политики.

За счет такого географического и тематического расширения взаимного сотрудничества появились реальные возможности к наращиванию белорусско-российского сотрудничества и к переходу к новой, более глубокой форме интеграции двух стран, при опоре на новые формы интеграции. А имеющиеся ныне между странами проблемы, такие как более широкое поле взаимодействия, дает увидеть по-новому, в качестве достаточно легко разрешимых проблем. Например, если крупные российские корпорации совместно с новыми белорусскими возможностями в той же Венесуэле проведут индустриализацию этой достаточно крупной страны, то разве будет иметь существенное значение, по какой цене нефтедобывающая и проч. Беларусь закупает нефть  для своих расположенных в Европе заводов? Или газ? Участие в большой приватизации в Беларуси - это участие в новом по своей структуре политическом классе Беларуси. Российские корпорации, прежде всего, корпорации, вполне могут войти в состав этого класса. Собственно, в этом и состоит тот тип взаимной интеграции России и Беларуси, который постепенно приходит на место в основном межгосударственном сотрудничестве  прошлых лет.



Источник: ИА REGNUM, Stratagema.org


К этой статье еще нет ни одного комментария.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии