Персоналии / организации Карьера Наука Обучение Исследования Рейтинги Словарь
Логин:   Пароль:
Войти
 
 
Словарь
Главная страница Лоббизм за рубежомЕвропейский СоюзАрхив статей по теме "Лоббизм в Европейском Союзе"Тенденции и перспективы использования GR-инструментов для повышения качества представительства интересов российских компаний в Евросоюзе

Тенденции и перспективы использования GR-инструментов для повышения качества представительства интересов российских компаний в Евросоюзе

 08.02.2008
Версия для печати


Широкое распространение практики лоббирования корпоративных интересов в Брюсселе обусловлено уникальностью институциональной и правовой архитектуры Евросоюза. Согласно учредительным документам ЕС, в компетенции Институтов Евросоюза – Европейской комиссии, Совета ЕС и Европарламента находится законодательное регулирование ключевых аспектов деятельности экономических операторов, а субъектами нормативных актов ЕС становятся как государства-члены ЕС, так и отдельно взятые компании. Естественно, что для эффективной работы и снижения рисков бизнесу необходимы ресурсы информации и влияния, позволяющие позиционировать свои интересы перед брюссельским истеблишментом.

После Вашингтона, Брюссель считается вторым мировым эпицентром лоббистской деятельности. Только по официальным данным Еврокомиссии на 1992 год, количество организаций, в той или иной форме занимающихся лоббированием, приближалось к 3 000, а число лоббистов – к 10 000 человек. Другие источники приводят цифры от 13 до 50 (!) тысяч. Что касается объема рынка консалтинговых услуг, то по данным на 1999 г. в Брюсселе было зарегистрировано 290 консалтинговых фирм с совокупным оборотом около € 663 млн. в год. Комиссар ЕС от Эстонии Сийм Каллас, отвечающий за административные вопросы, аудит и борьбу со злоупотреблениями, оценивает объем расходов на лоббистскую деятельность в € 60-90 млн. в год.

Отсутствие формального регулирования лоббистской деятельности (на данный момент введение процедуры обязательной регистрации лоббистов при Европейской комиссии находится на стадии обсуждения в рамках Инициативы по прозрачности) не делает евролоббизм окололегальной практикой. Официальный Брюссель не только не осуждает, а наоборот – приветствует подобный феномен, что объясняется дефицитом собственных экспертных ресурсов Институтов ЕС. Так, Европейская комиссия (исполнительный орган ЕС) насчитывает всего около 27 000 функционеров – довольно скромный штат в сравнении с объемом работы, приходящейся на этот орган, как на «мотор» европейской интеграции. Европейские функционеры заинтересованы в контактах с профессионалами, представляющими ту или иную отрасль и  способными предоставить компетентное мнение по вопросам, подлежащим законодательному регулированию на уровне Союза. В свою очередь, лоббисты получают возможность использовать экспертизу в качестве ресурса, позволяющего им склонить институты ЕС в свою сторону. Согласно политологу Питеру Бауэну, такая модель взаимоотношений больше всего напоминают рынок, где доступ к платформе принятия решений «приобретается» в обмен на экспертизу по наиболее актуальным для каждого института вопросам.

Открытость Европейских институтов для взаимодействия с представителями бизнеса; благоприятная конъюнктура (в 2005 году Россия вышла на третье место среди торговых партнеров ЕС, после США и Китая, сохранив первенство по энергии); а также курс на интеграцию рынков России и ЕС в рамках Дорожной карты по Общему Экономическому Пространству (ОЭП) могут позволить российскому бизнесу полнее использовать возможности сотрудничества с Институтами ЕС путем наращивания ресурсов представительства интересов в Брюсселе.

Сразу стоит оговориться, что практическое содержание деятельности, обозначаемой термином «лоббизм» в контексте взаимодействия российского бизнеса с Институтами ЕС стоит понимать в несколько ином смысле, чем лоббизм, осуществляемый европейскими группами интересов. Феномен лоббизма в Брюсселе основан, прежде всего, на соображениях обеспечения «демократической легитимности» модели управления, основанной на отчуждении суверенных полномочий государственных органов власти Стран-членов ЕС на уровень наднациональных регуляторов. В связи с этим, возможности бизнеса повлиять на процесс регулирования экономических отношений в пространстве единого рынка ЕС, стоит рассматривать как оборотную сторона «дефицита демократии» в котором часто обвиняют брюссельскую административную машину. По понятным причинам, эти соображения относятся к неевропейским группам интересов в гораздо меньшей степени, что, впрочем, не исключает их участия в процессе влияния на регулирующую деятельность европейских институтов (так, одной из самых влиятельных групп интересов неевропейского происхождения считается EU committee of AmCham).

В связи с этими соображениями, в контексте взаимодействия российского бизнеса и Институтов Евросоюза под термином «лоббизм» следует понимать совокупность действий, направленных на позиционирование, продвижение и легитимную защиту интересов отдельной компании или отрасли в целом, а так же меры, направленные на формирование и укрепление имиджа компании (отрасли) в глазах европейского институционального сообщества.

В соответствии с предложенным определением, можно обозначить несколько приоритетных направлений лоббистской активности российских компаний в отношении институтов Евросоюза:

Лоббизм как инструмент регулирования торговых отношений, в частности – антидемпинговый лоббизм. Не секрет, что, несмотря на ежегодно растущий объем товарооборота и инвестиций Россия-ЕС, коммерческие интересы компаний обеих сторон часто страдают из-за «административных барьеров» связанных со сложностями законодательства. По данным Eurochambers на 2003 г., к наиболее проблемным правовым областям для российских экспортеров относятся таможенные процедуры ЕС, нормы контроля за качеством, а так же экологические и технические стандарты. Отдельным образом стоит остановиться на антидемпинговом законодательстве ЕС. Согласно данным МЭРТ РФ, Евросоюз входит в тройку лидеров по инициированию антидемпинговых мер против российских производителей после Индии и США (по сведениям КЕС на 2005 г. в отношении России действовало 12 антидемпинговых мер). В первую очередь дискриминационные меры касаются российских экспортеров металла: по данным газеты Коммерсантъ в период с 1996 по 2004 гг. антидемпинговые расследования были инициированы КЕС в отношении российских производителей магния и цинка (Соликамский титаномагниевый комбинат, Березниковский магниевый завод),  бесшовных труб (Челябинский трубопрокатный завод, Первоуральский новотрубный завод), стальных канатов и тросов (Череповецкий сталепрокатный завод, Белорецкий меткомбинат), и электротехнической стали (НЛМК). Имеющиеся примеры лоббирования интересов в контексте антидемпинговых процедур говорят об эффективности действий российских компаний. Так, 1 августа 2007 г. компаниям ОАО «МХК «ЕвроХим», ОАО «Акрон» и ОАО «Минудобрения» удалось добиться отмены Евросоюзом антидемпинговой меры на импорт российского карбамида в страны ЕС. 14 августа 2007 г. отмены 22,7%-ной пошлины на поставку российского кремния в страны Евросоюза добилась ОК «Русал». Успех консолидированных действий российских компаний в первом случае говорят о перспективности представительства интересов не только отдельных корпораций, но и отраслевых объединений РФ. Наращивание присутствия в Брюсселе могло бы позволить последним во-первых - добиться большей репрезентативности, во-вторых – упрочить контакты с европейскими отраслевыми федерациями (еврогруппами).

Лоббизм как инструмент бизнес-разведки (business intelligence gathering). Влияние нормативного окружения и политических решений на развитие бизнеса обуславливает необходимость проведения мониторинга, сбора и анализа информации о текущих и готовящихся законодательных процессах с целью раннего обнаружения и прогнозирования рисков/перспектив для интересов компании. В этом контексте под определение «лоббизм» могут попадать действия компании направленные на получение информации из компетентных источников, ее анализ и выработка соответствующих решений. Исходя их опыта европейских компаний, сбор информации и оказание влияния осуществляются через три основных канала – 1) профессиональные объединения национального и европейского уровня, 2) прямое представительство компании в Брюсселе, 3) специализированные консалтинговые агентства. Поскольку использование каждого из перечисленных каналов обладает своими преимуществами, речь, как правило, идет о комбинировании собственных ресурсов компании (офис в Брюсселе / экспертная группа, формируемая внутри компании) и аутсорсинга функции экономической разведки.

Лоббизм как инструмент корпоративного PR. Поскольку, возможности неевропейских групп интересов напрямую влиять на процедуры принятия решений существенно ограничены, важной составляющей деятельности компании по позиционированию своих интересов становится формирование корпоративного имиджа. По свидетельствам профессиональных консультантов, в Брюсселе российские корпорации часто становятся заложницами как недостаточной работы над собственным имиджем, так и экстраполяций на оценку их профессиональной деятельности негативных представлений о России, связанных с общей политической ситуацией. В связи с этим, работа по управлению имиджем и деловой репутацией (reputation management) может оказать решающие влияние при формировании представлений о компании среди ключевых лиц европейского институционального и делового сообщества. Следует добавить, что PR-сопровождение деятельности компании с целью формирования позитивного имиджа имеет особенное значение на стадии подготовки компании к IPO и/или M&A.

Источник: Борев Алексей, Lobbying.ru. По материалам доклада на конференции серии "Дискурс Запад-Восток" - "Government Relations: Анализ политических возможностей для бизнеса и общества", Москва, 28-29 января 2008 г.



Источник:


К этой статье еще нет ни одного комментария.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии