Персоналии / организации Карьера Наука Обучение Исследования Рейтинги Словарь
Логин:   Пароль:
Войти
 
 
Словарь

Стенограмма парламентских слушаний

 22.03.2006
Версия для печати


Добрый день, уважаемые коллеги! Я приветствую всех своих коллег, членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы. Спасибо большое, что вы откликнулись на наше приглашение принять участие в обсуждении проблем, связанных с законодательным регулированием игорного бизнеса.
Я также признателен всем участникам из регионов, которые откликнулись на наше приглашение. В работе наших слушаний принимают участие представители общественных организаций, которые объединяют организаторов игорного бизнеса.
Я думаю, что актуальность нашего сегодняшнего мероприятия обусловлена целым рядом обстоятельств. Прежде всего, вы знаете, что на послезавтра, на пятницу, запланировано первое чтение закона об игорном бизнесе.
Второе, наверное, более важное обстоятельство, обусловленное актуальностью сегодняшних парламентских слушаний, заключается в том, что этот сегмент экономики, эта отрасль на сегодняшний день настолько перезрела в части ожиданий законодательного регулирования, что дело дошло до обращений представителей организаций игорного бизнеса, которые уже говорят нам, законодателям: хоть какой-нибудь закон примите, чтобы мы понимали, как мы дальше будем действовать.
То бездействие властей, прежде всего законодательных, которое на сегодняшний день есть, во многом осложняет работу представителей бизнеса и общества, в достаточной степени накалено в этой части, и, конечно, мы должны как-то высказать свою позицию.
Я надеюсь, что сегодняшнее обсуждение позволит нам выработать какие-то позиции, связанные с законодательными предложениями по регулированию этого бизнеса.
Конечно, наш комитет, наша верхняя палата достаточно активно принимает участие в подготовке проектов этих законов. Сегодня надеюсь услышать мнения и представителей регионов. У нас запланированы выступления представителей регионов в этой части, чтобы мы, как палата регионов, могли опираться на тот опыт, мнения, позиции, которые есть.
Убедительная просьба к выступающим – не более 5 минут. Если кто-то из тех, кто не планировал выступать, предполагает выступить, просьба обращаться ко мне с предложениями о выступлении, я в рамках регламента постараюсь дать возможность выступить всем.
Первый доклад, позвольте, я сделаю сам. Я попытаюсь уложиться в 10, максимум в 15 минут. У нас подготовлены рекомендации. Они достаточно сырые. Основную часть рекомендаций занимает констатирующая часть, собственно, то, о чем многим из вас и так известно. Результативная часть пока предварительная и очень, скажем, не просто сырая, а это то, что мы предполагаем принять.
Если замечаний нет, предлагаю приступить к работе. Позвольте, я выступлю с докладом.
Еще раз подчеркну, что обсуждаемый сегодня вопрос имеет чрезвычайную важность, потому что речь идет о необходимости скорейшего принятия фундаментального закона об игорном бизнесе в Российской Федерации и соотношении координирующих, регулирующих, управляющих функций, их распределении между органами государственной власти и саморегулирующими организациями игорного бизнеса.
В России игорный бизнес как вид легальной предпринимательской деятельности возник в начале 90-х годов. Сейчас игорный бизнес – это бурно развивающаяся отрасль экономики, получившая широкое распространение, по нашим подсчетам, в 65 субъектах Российской Федерации.
Наибольшего развития он достиг в таких регионах, как Краснодарский край, Новосибирская, Ростовская области, в городах – субъектах Российской Федерации – Москве, Санкт-Петербурге.
Обилие игровых автоматов в городах России просто бросается в глаза. Помимо салонов, игровые машины можно видеть в самых неожиданных местах – на улицах, рынках, продовольственных магазинах.
Как свидетельствует статистика, на начало 2005 года насчитывалось почти 400 тысяч игровых автоматов, 4,5 тысячи игровых столов, 62 букмекерские конторы и 2 тотализатора. Число занятых людей в этой сфере приблизилось к 50 тысячам человек, и с каждым годом эти цифры неуклонно растут.
Сфера игорного бизнеса в России в последнее время привлекает большое внимание в связи со значительным ростом денежных оборотов, наращиванием количества игорных заведений, диверсификацией видов азартных игр и пари, способов вовлечения в них людей из самых различных слоев населения, особенно молодежи.
Стоит подчеркнуть: быстрое развитие игорного предпринимательства явилось следствием огромного спроса на услуги игорных заведений. Это позволяет не только забирать деньги у людей через сертифицированные игральные автоматы с более 75-процентной ставкой выигрыша, что само по себе является чрезвычайно доходной деятельностью, но и в некоторых случаях организаторы умудряются снизить запрограммированный процент выигранных денег до нуля и получать сверхдоходы, не отдавая ничего.
На сегодняшний день игромания в России достигла такой степени, что в короткий промежуток времени окупается любой игровой автомат с минимально запрограммированной ставкой выигрыша или без таковой.
Специалисты хорошо знают, сколько зарабатывают торговцы азартом. Только один автомат приносит в месяц порядка тысячи долларов. Прибыль крупнейших систем игровых автоматов составляет десятки миллионов долларов в год. Окупаемость вложений в этот бизнес сравнима с доходами от наркобизнеса.
Эту аналогию, кстати говоря, приводят и врачи. Российские врачи уверены, что зависимость от игры развивается в России ускоренными темпами. Главной причиной является то, что большинство россиян в возрасте от 30 до 45 лет очень инфантильны. В свое время советская авторитарная власть воспитала в людях стойкое убеждение, что вот-вот и произойдет чудо. И оно происходит в виде совпавших лимонов и мандаринов на экране игрового автомата.
К сожалению, психотерапевтов, специализирующихся на излечении игромании, в России крайне мало. На Западе уже давным-давно существуют специализированные клиники. У нас есть только первый опыт. Недавно, в сентябре 2005 года, был открыт анонимный клуб людей, страдающих игровой зависимостью.
Рост недовольства граждан, открытое возмущение широким распространением игорных автоматов стимулировало наших коллег из регионов, региональных законодателей к принятию местных законов, ограничивающих игорный бизнес.
В Белгородской, Рязанской областях Российской Федерации с 2006 года вступили в силу нормативные документы, ликвидирующие игорный бизнес на территории населенных пунктов этих регионов.
В Московской области рассмотрен в первом чтении документ, запрещающий установку игровых автоматов вне помещений, ограничивающий размещение объектов игорного бизнеса в жилых домах, социальных, медицинских, образовательных учреждениях, в помещениях органов государственной власти.
В Самарской области принят закон, повышающий налог на игорный бизнес в 4 раза. Теперь за один игровой стол владелец казино в Самаре будет платить 125 тыс. рублей.
В Красноярском крае приняты поправки в местный закон об административных правонарушениях, увеличивающие штрафы за нарушение требований к размещению игорных заведений до тысячи минимальных размеров оплаты труда.
В Москве документ, запрещающий устанавливать игровые автоматы в магазинах, рядом с детскими садами, школами, больницами и станциями метрополитена, вступил в силу 16 декабря 2005 года.
В августе 2005 года мэр Нового Уренгоя объявил о необходимости вывода игорного бизнеса в любых формах за пределы жилой зоны города. По его словам, проблема засилья игровых автоматов актуальна не только для Нового Уренгоя, но и для всех муниципальных образований Ямала.
Хотя у органов местного самоуправления нет полномочий по введению запретов на данный вид деятельности, однако, как мы понимаем, рычаги давления есть у силовых и инспектирующих структур. Владельцам залов игровых автоматов был дан срок до конца 2005 года, чтобы или перепрофилировать свои заведения, или вывести их за пределы жилой зоны города.
В 2003 году на запрос депутата Калининградской области из налоговой службы пришел ответ, что отчисления в местный бюджет со стороны владельцев казино и игровых автоматов в том и текущем году резко сократились. В областной бюджет 2003 года поступило всего 8,2 млн. рублей при годовом плане, который они себе запланировали доходы от этих отчислений, в 179 млн. рублей.
На территории региона Калининградской области оказалось зарегистрировано всего 13 игровых столов и 160 автоматов, в то время как в минувшем году автоматов было 1,5 тысячи, а число игровых столов в казино составляло 35. Как позже выяснилось, рынок игорного бизнеса в регионе тем не менее в 2003 году увеличился в полтора раза.
По данным таможни, сальдо ввоза и вывоза игровых автоматов превысило 5 тысяч штук. Оказалось, что в России в то время существовала своеобразная офшорная гавань для игорного бизнеса – это город Иваново, где ставки налогообложения были в 5 раз ниже, чем в Калининградской области. И в Иваново многие предприниматели со всей России стали регистрировать свои компании, которые занимаются игровым бизнесом.
По некоторым данным, только с начала 2004 года количество предприятий, выплачивающих в Ивановской области налог с игрового бизнеса, удвоилось. Однако в декабре 2005 года в Ивановской области в Законодательное Собрание был внесен законопроект, ужесточающий условия содержания игровых автоматов, существенно повышены налоговые ставки для владельцев казино. И игровые автоматы должны быть убраны из магазинов и жилых домов, с рынков и вокзалов.
Кратко хочу остановиться на зарубежном опыте. Как наиболее яркий, наверное, можно привести опыт США, где после многих лет стремительного расширения игорного бизнеса, отмеченных легализацией новых видов игорной индустрии во многих штатах и увеличением числа игорной юрисдикции(?), аналитики прогнозируют остановку тенденции экстенсивного роста этой промышленности в 2006 году.
По оценкам специалистов, расширение игорного бизнеса они предполагают только в двух североамериканских штатах – Пенсильвании, где запланирована легализация слотов на треках, и во Флориде.
Резкий спад активности в сфере расширения игорной индустрии аналитики связывают с тем, что этот процесс достиг своего апогея. 90 процентов американцев сейчас живут в среднем в 2-х часах езды от казино. Кроме того, многие их политики отказались выступать спонсорами игорных компаний строительства новых казино и за усиление оппозиции.
Американские СМИ все чаще говорят о том, что расширение игорного дела во многих штатах не помогло ликвидировать дефицит бюджета, а только увеличило число социальных проблем. И приводят следующие оценки, что приблизительно 20 процентов всех людей, которые регулярно ходят в казино или играют в казино, по большому счету страдают уже такой болезнью, как игроманией.
Конечно, если просто запретить игорный бизнес, он уйдет в тень, где государство вообще не сможет контролировать. В этой связи хочу особо отметить, что в настоящее время в Государственной Думе, как я уже сказал, находится на рассмотрении федеральный закон, который мы сегодня будем обсуждать.
Среди основных ограничений, вводимых данным законопроектом, следует отметить следующие. Устанавливается, что в качестве организатора игорного заведения может выступать исключительно юридическое лицо. Из субъектов данного вида деятельности исключаются предприниматели без образования и юридического лица. Вводится обязательное требование к финансовому состоянию организатора игорного заведения, наличие чистых активов не должно быть менее 600 млн. рублей. Вводится квотирование количества казино и залов игровых автоматов. Устанавливаются законодательные требования технологически заложенному в среднем проценту денежного выигрыша каждого игрового автомата не ниже 80 процентов.
Кроме того, устанавливаются требования к размещению игорных заведений. Так, в частности, запрещается осуществление деятельности по организации и проведению азартных игр, пари в жилых помещениях, в зданиях, в которых расположены детские, образовательные и медицинские учреждения, в объектах транспортной инфраструктуры.
Данные нормы позволяют ликвидировать общедоступные, в том числе несовершеннолетним, игровые автоматы на улицах, в метро и в магазинах. Заключения о соответствии размещения игорного заведения установленным заведениям будут выдаваться органами местного самоуправления, которые дополнительно наделяются полномочием по установлению дополнительных требований к размещению игорных заведений, требований, в кавычках, ограничений, которые могут устанавливаться в соответствии с требованиями Градостроительного кодекса.
Особо следует отметить устанавливаемый законопроектом возрастной ценз для лиц, занятых в игорном бизнесе, а также участвующих в азартных играх. Работниками и организаторами игорного заведения, а равно участниками азартных игр и пари могут быть только лица, достигшие возраста 18 лет. Кстати, и работники самого заведения не могут быть моложе 18 лет.
Важной составляющей законопроекта является установление требований, способствующих укрупнению игорных заведений при одновременном сокращении их общего количества. Среди них минимальная площадь игрового зала казино не может быть меньше 800 квадратных метров, зал игровых автоматов – 120 квадратных метров. В одном казино должно быть установлено не менее 10 игровых столов, а в случае установки в казино игровых автоматов их количество не может быть менее 40. В зале игровых автоматов должно быть установлено не менее 20 игровых автоматов.
Кроме того, с целью регулирования количества действующих казино и залов игровых автоматов, как я уже упоминал выше, предусматривается их квотирование. Размер квоты определяется для каждого субъекта Российской Федерации в зависимости от количества населения, проживающего на его территории.
Распределение соответствующих разрешений на открытие игорных заведений осуществляется посредством проведения аукционов, организуемых органом государственной власти, субъектом Российской Федерации. В целом устанавливаемые законопроектом требования ограничений, по мнению экспертов, позволят в десятки раз сократить количество хозяйствующих субъектов – организаторов игорных заведений, и при этом, как ожидается, пройдет и значительно укрупнение.
В законе существует переходное положение, которое позволяет снизить тот революционный накал, который вводит закон. Оно содержит норму, обеспечивающую поэтапный переход от существующей системы правового регулирования деятельности в сфере игорного бизнеса к системе, которая установлена в данном законе.
Подытоживая свой доклад, хочу сказать, что мы сегодня собрались здесь в Совете Федерации, чтобы обсудить эту проблему и заслушать мнение регионов. Я на этом завершаю свое выступление.
Хочу предоставить слово представителю из региона, председателю Комитета по экономической политике Парламента Республики Ингушетия Манкиеву Маматгерей Богоутдиновичу. Прошу Вас.

М.Б.МАНКИЕВ
Уважаемые коллеги, добрый день!
Что касается игорного бизнеса в нашей республике, то у нас там состояние этого вида игорного бизнеса находится в очень напряженном состоянии. Очень много жалоб поступает от населения, от общественных деятелей, духовенства, которые требуют запретить этот вид деятельности на территории Республики Ингушетии.
Мы, парламент республики, разработали законопроект, он был принят в первом чтении, но прокуратура республики не дала положительного заключения по данному законопроекту, ссылаясь на отдельные статьи законопроекта, противоречащие федеральному закону Российской Федерации. Чтобы не вступать в противоречие с федеральным законом, мы решили снять его с обсуждения после того, как был он рассмотрен в первом чтении.
Мы вносим предложение, чтобы при принятии федерального закона по данному виду бизнеса субъектам Российской Федерации было дано право в особых случаях принимать решения, запрещающие данный вид бизнеса.
6 июня в республике состоялся совет алимов и имамов и было принято обращение на имя президента республики и парламента, в котором предложено запретить данный вид бизнеса на территории Республики Ингушетия.
На последнем заседании парламента отдельная, так называемая организация… в адрес парламента направила письма, где есть требование запретить данный вид бизнеса. Иначе против владельцев и тех, кто посещает заведения, относящиеся к данному виду бизнеса... В общем, эти точки будут уничтожены.
Эти угрозы имеют под собой реальные основания. Поэтому мы просим, чтобы при принятии федерального закона учли замечания и просьбы регионов, особенно национальных образований, где менталитет, религиозные обычаи, традиции позволяют данный вид бизнеса сравнивать с наркоманией. Здесь есть 95 процентов сходства с наркотиками. У нас был этот закон, мы его вытащили, вот последний закон, который вносят те же депутаты, от 16 сентября № 4328 (Денисов, Косачев). Здесь во втором абзаце статьи 2 сказано: законы субъектов Российской Федерации в области игорного бизнеса не могут противоречить настоящему федеральному закону. Как раз этот пункт мы просим исключить из закона и записать там же: субъекты Российской Федерации вправе устанавливать иные требования и условия по отношению к игорным заведениям при осуществлении ими деятельности в сфере игорного бизнеса. Это в седьмом абзаце статьи 9 мы предлагаем.
В статье 2 (второй абзац) при особых условиях предоставляется субъектам Российской Федерации право запретить осуществление игорного бизнеса. Когда мы тут выступаем, говорим так спокойно, а на самом деле на местах данный вид игорного бизнеса создает очень сильное напряжение. И этот вид бизнеса может привести к взрыву. В любом случае парламент вынужден будет принять закон, запрещающий данный вид деятельности. Мы не хотим, чтобы мы пошли в противовес федеральному закону. Поэтому мы очень настоятельно просим в тех статьях, где сказано, что субъекты Российской Федерации не имеют право принимать иные законы, запрещающие, чтобы…

О.А.ОГАНЯН
Извините, я Вас поправлю. Я понял главную мысль, которую Вы хотели донести, чтобы субъекты Российской Федерации имели возможность введения запрета. Я думаю, что все-таки это не конституционная норма, вряд ли мы это сможем сделать. Но мы вместе с вами можем сделать другое. Да? Дело в том, что федеральным законом предполагается квотирование. Эти квоты на открытых аукционах будут распространять и организовывать субъекты Российской Федерации. Например, по-моему, исходя из 200 тысяч человек, одно казино, например, можно открыть. У вас какое население в Ингушетии?

М.Б.МАНКИЕВ
450 тысяч человек.

О.А.ОГАНЯН
Ну, условно, два казино могут открыть. Теперь представьте, какой нормальный человек может отдать больше 20 млн. долларов, это только чистые активы у него должны быть, и открыть два казино в Ингушетии, понимая, что, по большому счету, те, как Вы говорите, менталитет и обычаи не позволят ему нормально жить и существовать. То есть риски для предпринимателя достаточно высокие. И я думаю, что сам предприниматель, кто захочет организовать этот бизнес, он никогда в жизни не будет его открывать.
Поэтому у вас будет право на проведение этого аукциона, две лицензии на эти казино. И я с большим трудом могу представить человека, который рискнет потратить 20 млн. долларов для того, чтобы организовать в регионе, где это не очень популярно, казино.
Поэтому я думаю, что сама жизнь расставит какие-то свои акценты, в том числе благодаря этому закону. Я, например, не готов согласиться с вами, и не знаю, каким образом это можно в законе прописать, что субъекты запретят. То есть на такие запретительные меры мы вряд ли с вами сможем пойти. Мы сможем с вами пойти на такие меры, которые не позволят просто предпринимателю пойти на это дело.

М.Б.МАНКИЕВ
Но в то же время решения субъекта Российской Федерации принимаются. В Чеченской Республике постановлением Правительства запрещено...

О.А.ОГАНЯН
Они пока незаконны, эти решения. Их прокуратура может…

М.Б.МАНКИЕВ
Но незаконны... Но чтобы незаконные решения в ряде субъектов Российской Федерации принимались, такой пункт внести на усмотрение субъекта… оставить данный вид игорного бизнеса.

О.А.ОГАНЯН
Хорошо, мы вас поняли.

М.Б.МАНКИЕВ
В любом случае, я, например, по нашей республике знаю, мы вынуждены будем принять такой закон в республике.

О.А.ОГАНЯН
Я понял вас.
Есть вопросы? Хорошо, спасибо.
Коллеги, позвольте, я предоставлю слово Джендубаеву Аслану Романовичу, заместителю председателя комитета по экономической политике, финансам, налогам, предпринимательству и туризму Народного Собрания (Парламента) Карачаево-Черкесии.

А.Р.ДЖЕНДУБАЕВ
Уважаемые коллеги! Конечно, прежде всего, о чем необходимо сказать, вот коллега мой выступал, – об отношении общества, отношении наших избирателей к данному виду бизнеса, к данному виду деятельности. Оно крайне негативное, крайне отрицательное. И здесь я со своим коллегой полностью соглашаюсь. Особенно в многонациональных республиках, где много концессий, все религиозные деятели точно так же выступают за то, чтобы этот вид деятельности или вынести за пределы республиканских центров, типа образования отдельных каких-то анклавов, или вообще запретить.
С другой стороны, с чем я согласиться не могу, запретительными мерами мы ничего не сделаем. Здесь начинает работать принцип колорадского жука, вы понимаете? Если я потравил свой огород, а сосед не потравил, все равно эти люди, эти "колорадские жуки" через некоторое время опять у меня в огороде будут. Черкесск находится, если мы его берем за центр, в радиусе 100 километров, Пятигорск, все города Кавказских Минеральных Вод, Ставрополь, чуть дальше находится Майкоп и так далее. Люди, которые играют, которые заражены уже этим, они просто будут выезжать туда и играть там. Или же мы загоним этот вид деятельности в теневую экономику.
Просто наше предложение, это из опыта нашей работы, естественно, увеличить максимально ставки налогов на все виды деятельности в этой сфере, во-первых. Во-вторых, мы создали парламентскую комиссию, постоянно действующую, потому что вы понимаете, там, где огромные деньги, там идет лоббирование и крышевание, если можно так выразиться, на всех уровнях абсолютно без исключения. И проверяя наши игорные заведения, мы в этом убедились. Поэтому здесь необходимо, чтобы эта комиссия имела определенный статус, в нее входили представители правоохранительных органов, налоговых служб, парламентариев. И мы сделали таким образом, что возглавил эту парламентскую комиссию тоже человек-парламентарий, который не работает на постоянной основе.
Я абсолютно убежден, и как депутат, и как отец, что этот вид деятельности он не может быть таким, что деньги не пахнут, вы понимаете? Это вид деятельности, который зависит в большей степени от того, кто этим делом занимается, и как этим делом занимается. Правильно вот здесь предыдущие товарищи говорили. Вы понимаете, из 1200 автоматов, которые мы выявили, поштучно посчитали по всем игорным заведениям, зарегистрировано было только 185. Причем нет соответствующей документации, везде только ксерокопии документов.
И после начала деятельности комиссии очередь выстроилась в налоговой службе, чтобы зарегистрировать эти автоматы. Мы всего получали порядка 5 млн. рублей в бюджет от деятельности игрового бизнеса. А когда мы посчитали потенциал, который заложен и находится там, то у нас получилось где-то порядка 90 миллионов. Однако мы абсолютно уверены, что как только мы приняли закон, как только мы увеличили максимальные ставки налогов… Сейчас по итогам первого квартала мы посмотрим, что у нас получилось. Естественно, конечно, принимая бюджет, мы увеличили эту строку в бюджете только всего в 2 раза. Мы 10 миллионов туда заложили, потому что мы прекрасно понимаем, кто-то закроется, кто-то уйдет из этого бизнеса, а ужесточение контроля за данным видом деятельности, я думаю, тоже принесет соответствующую пользу.
Я просто не хочу повторяться, те основные позиции, это и заведения… Практически сейчас, понимаете, что у нас происходит? У нас перепрофилируются магазины, перепрофилируются кафе, особенно те магазины и кафе, которые построены в многоэтажных домах внизу, то есть проектом заложены. По закону 131, вы прекрасно знаете, что сейчас муниципальные городские образования очень самостоятельны, и естественно, лобби там мощное, которое дает и разрешения, и так далее.
Я думаю, что здесь нам нужно внимательно, взвешенно подойти и действительно принять такой закон, чтобы в этом виде деятельности навести порядок, во-первых. И, во-вторых, чтобы действительно очень богатые, состоятельные люди могли ездить туда играть и так далее.
Вы понимаете, что у нас происходит? Уже пенсионеры проигрывают свои пенсии, дети вытаскивают, воруют деньги у родителей, двое несовершеннолетних повесились. Это трагедия. И правильно здесь предыдущий оратор говорил, мы не должны доводить ситуацию до взрыва, когда родители и жильцы тех домов, в которых эти заведения находятся, просто-напросто устроят погромы, разнесут все это. Вот на чем я хотел бы акцентировать ваше внимание. Спасибо.

О.А.ОГАНЯН
Спасибо большое, Аслан Романович.
Коллеги, позвольте предоставить слово Евгению Вячеславовичу Ковтуну, вице-президенту Ассоциации деятелей игорного бизнеса.

Е.В.КОВТУН
Добрый день! Я хотел бы рассказать о системе налогообложения в нашей стране, которая сейчас применяется.
Как вы знаете, не только федеральный закон, который сейчас пытаются принять, но еще и закон о повышении налоговых ставок в 2 раза на автоматы с 3 до 15 тысяч, как сейчас стоит после первого чтения, и на игровые столы, как недавно стало известно, – до 250 тысяч максимальный налог.
Я бы хотел рассказать, как сейчас происходит налогообложение в регионах, какие максимальные ставки, где они действуют.
В настоящий момент… У меня как бы две даты – 1 января 2006 года и 1 апреля, которое наступит совсем скоро. Количество регионов с максимальной ставкой на игровой автомат на сегодняшний день, на 1 января 2006 года составляет 61 регион. В 63 регионах она будет существовать с 1 апреля.
Количество регионов с минимальной ставкой на игровые автоматы – 5 регионов. 5 регионов, в которых игорный бизнес не получил развития: это Эвенкия, Корякский автономный округ. В каждом из этих округов зарегистрировано порядка 20 игровых автоматов.
Количество регионов с максимальной ставкой на игровой стол с 1 апреля будет 31. Количество регионов с минимальной ставкой на игровой стол – 3. Количество регионов с максимальной ставкой на кассу букмекерских контор – 27. Количество регионов с минимальной ставкой – 4. Количество регионов с максимальной ставкой на кассу тотализатора – 28. Количество регионов с минимальной ставкой на кассу тотализатора – 6.
Средняя ставка налога в игорном бизнесе на 1 января составляет на игровой автомат 6 тыс. 713 рублей. Я хотел бы обметить, что в течение года эта ставка выросла на 53 процента по стране. На игровые столы составляет 88 тыс. 275 рублей и выросла на 29 процентов. На кассы букмекерских контор – 80 тыс. 67 рублей и выросла на 32 процента. И на кассу тотализаторов –81 тыс. 490 рублей, и рост составил 28 процентов.
На 1 апреля прирост продолжается постепенно. Те регионы, которые не успели принять ставки до 1 января, их увеличивают. Увеличивает Нижегородская область, Коми, Удмуртская Республика. И по нашему мнению, даже если закон о повышении налоговых ставок в ближайшее время принят не будет, то к концу года порядка 85 процентов регионов увеличат максимальные ставки.
По собираемости налогов игровые автоматы лидируют. Центральный федеральный округ — здесь зарегистрировано самое большое количество игровых автоматов, игровых столов, букмекерских контор, это самый развитый у нас округ. В настоящий момент, порядка 5,5 млрд. рублей составляют поступления от налога на игорный бизнес в Центральном федеральном округе. Наименьшее развитие он пока получил в Дальневосточном федеральном округе, на порядок, конечно, меньше. Всего в Дальневосточном округе зарегистрировано 12 тысяч объектов, почти в 10 раз меньше, чем в Центральном федеральном округе.
Хотелось бы отметить самое главное, что динамика увеличения налоговой базы идет, динамика уплаты налогов идет, а динамика увеличения количества оборудования постепенно снижается. И до 2006 года она продолжала увеличиваться, с начала 2006 года практически по всем регионам пошло снижение как новых зарегистрированных автоматов и игровых столов, так и снятие существующих. И хотелось бы немножко обратить внимание на зарубежный опыт. Такая система, которая применяется в России, вмененный налог на единицу игорного оборудования, применяется в достаточно небольшом количестве стран. А система, при которой налог отдается на откуп регионам, применяется только в Казахстане.
На сегодняшний день из тех стран, в которых установлена такая система, мы находимся на четвертом месте. Средняя ставка на игровой автомат у нас составляет 234 доллара США. Уступаем мы Эстонии, Туркмении и Венгрии, и опережаем все остальные страны СНГ, в которых игорный бизнес разрешен. Для сравнения, самый низкий налог на игровой автомат в Соединенных Штатах Америки, Штат Невада, он составляет 27 долларов США на игровой автомат. И то же самое хотелось бы отметить по игровым столам. Здесь наша средняя ставка составляет 3100 долларов. Мы уступаем Туркмении, Белоруссии, Грузии и Армении и опережаем страны Прибалтики и Украины.
Здесь, единственное, хотелось отметить, что в недавно принятых законах на Украине и в Грузии сделаны достаточно интересные, как кажется нашей ассоциации, нововведения. Налог на игровой стол собирается с любого стола, налог на стол рулеточный составляет один, налог на карточные столы составляет другой, чуть меньше, и налог на игры в кости еще более низкий. В общем, это экономически целесообразно, и как показывает практика, начинает хорошо действовать. У меня все, спасибо.

О.А.ОГАНЯН
Спасибо большое. Коллеги, пока у нас некоторые коллеги готовятся к выступлению, я хочу сказать несколько слов о тех замечаниях, которые являются продуктом уже нашего комитета, то есть то, на чем, по всей видимости, мы будем настаивать после того, как Государственная Дума примет закон в первом чтении. Потому что с концептуальным положением закона все-таки наш комитет и коллеги из верхней палаты согласны. Но что вызывает нашу озабоченность и тревогу, если угодно? В законе существует глава о переходных положениях. И я хочу подчеркнуть, в своем выступлении я мимоходом это сказал, но сейчас хочу просто акцентировать ваше внимание, особенно представителей наших южных регионов. По тому закону, который будет принят, если он будет принят, условно говоря, в этой редакции, то для вас не должно быть сюрпризом, что до 31 декабря 2008 года законодатель, точнее разработчик этого закона, пока это еще все-таки не закон, предполагает, что сохраняется по большому счету статус-кво. Несмотря на то, что закон начинает свое действие после 6 месяцев со дня его опубликования… но это касается всех остальных, целого ряда положений, связанных с лицензированием и так далее.
А вот основные, наиболее реперные точки, в том числе о которых вы упоминали, по большому счету до 31 декабря 2008 года сохраняются.
И мы с вами должны понимать, что еще по сути два с половиной года ситуация будет такая же. По некоторым положениям закон начинает вводиться в действие вообще с 2012 года, это касается чистых активов предприятий и площадей. Конечно, здесь есть и плюсы, и минусы.
Но, говоря о позиции нашего комитета, который является основным в верхней палате парламента по этому закону, мы будем настаивать на сокращении сроков переходных положений. Потому что давать тем казино, которые существуют, извините, 6 лет на то, чтобы завершить, ну, я думаю, что это ни в какие рамки не лезет. Поэтому, конечно, мы будем категорически настаивать. Это первое.
Второе. Очень важное замечание, на которое, даже если мы не обратим внимания, то наши коллеги из бюджетного комитета, из других профильных комитетов наверняка нам укажут. Что я имею в виду? Вопросы, связанные с ответственностью за несоблюдение требований закона, которые прописаны, нарушения, которые прописаны. Какая ответственность? Ну, хорошо, нарушили. В законе не написано, что можно лицензию отозвать. Понимаете? Ответственности организаторов за нарушение тех или иных моментов не прописано в законе. И это является, с нашей точки зрения, крупнейшим недостатком, который позволяет вообще под призмой коррупции рассматривать данный законопроект. Он позволяет увеличивать эту коррупционность, что ли, этого закона, если угодно. То есть если нарушил, то или лицензию отберут, то или в суд пойдут договариваться. Не отрегулирована эта тема, с нашей точки зрения.
Еще один аспект, который, с нашей точки зрения, не отрегулирован, и который, наверное, нужно будет нам дорабатывать. Вопросы, связанные с введением института саморегулирующих организаций. Все-таки у нас есть очень хороший опыт, например, в сфере банкротства. Мы ввели институт саморегулируемых организаций, а в данном законопроекте мы этого тоже как бы не увидели. И это тоже как бы недостаток, который, с нашей точки зрения, надо устранить.
Есть вопросы гражданской что ли позиции, связанные с этим законом. Ну, например, наши коллеги не согласны с ограничением начиная с 18-летнего возраста. Мы все-таки настаиваем, чтобы это был 21 год. Потому что все-таки в 18 лет психика молодого человека еще не настолько устоявшаяся, которая может быть в противовес вот этому соблазну легких денег. И, нам кажется, что как минимум нужно устанавливать возраст 21 год.
Сейчас, позвольте, я предоставлю слово председателю Комиссии по игорному бизнесу при Правительстве Москвы Анатолию Николаевичу Пищулину.

А.Н.ПИЩУЛИН
Добрый день! Во-первых, небольшая ошибка, потому что это совет предпринимателей при мэрии правительства Москвы, то есть это общественная организация. Так что к исполнительной власти отношения не имеем. Это отдельный сектор, это Комиссия по игорному бизнесу. То есть, повторяю, это общественная организация. Ну, раз такая возможность есть, все равно позицию хотелось бы высказать по отношению к этим законопроектам.
На наш взгляд, мнение большинства московских предпринимателей, с которыми мы общаемся, законопроекты носят несколько тенденциозный характер вот в какой части. Ограничение при вступлении в бизнес. То есть, если речь идет о 600 миллионах или о сравнимой сумме в рублях, ну, мы все понимаем, что эта мера ограничительная, не новая, значит, предприниматели не смогут вступить в этот бизнес. То есть здесь не выполняется их конституционное право, естественно, заниматься данным видом деятельности.
Ну, здесь никакой, естественно, критики со стороны антимонопольного комитета, я так думаю, что этот законопроект выдержать не может.
И направленность этих законопроектов – они ограничительные, а не регулирующие, скажем так. Почему не сделать здесь акцент на регулируемость, на выполнение требований? Говорят, что регионы недополучают, все налоговые службы недополучают определенные суммы. Кто в этом виноват? Естественно, предприниматели. Но не нужно отрицать того, что власть в этом виновата. Нет контроля. И это в том числе привело к тем негативным последствиям, которые мы сейчас наблюдаем.
Да, сокращать нужно, укрупнять нужно. Не нужно относиться, как к врагам народа, сразу же изначально. То есть речь о том, что игровые автоматы с нулевым денежным выигрышем – этого не существует в природе.
Как занимающийся этим не первый год могу сказать, что если ставить рядом два автомата, у которых будет не нулевой выигрыш, а один в районе 90 процентов, другой – в районе 70 процентов, и тот, который выдает в районе 70 процентов, прекращает играть, он начинает быть убыточным. Такого нет. С нулевым выигрышем автоматов не существует. Они невозможны, скажем так. Это убыточно, поэтому их нет.
И мы не против того, что нужно сокращать, контролировать. Основная мысль – это усиление контроля, применение жестких, если не сказать, жестоких мер к тем, кто не выполняет данные требования. В первую очередь это налогообложение. Поскольку здесь страдают не только органы государственной власти, не только бюджет, страдают в том числе и добропорядочные предприниматели, которые осуществляют все налоговые платежи. Основная мысль – это усиление контроля, а не ужесточение мер по вступлению в этот рынок.

О.А.ОГАНЯН
Анатолий Николаевич, можно несколько вопросов?
По нашим данным, организации игорного бизнеса Москвы задолжали в 2005 году аж 317 млн. рублей по налогам. Как такое может быть? Это что, убыточный бизнес? Для меня это вообще было фантастикой. Это первое.
И второе. Вы говорите о том, что не может быть с нулевой ставкой автомата, он не будет работать. Тем не менее в результате проверок, которые Ростехрегулирование начало проводить в России, в Челябинской области выявили несколько таких автоматов. Это факт. Есть документально подтвержденные акты, что была специально запрограммированная нулевая ставка выигрыша.
Естественно, если в зале никто никогда не выиграет, туда больше никто не придет. Я прекрасно понимаю. Тем не менее такие факты есть.
Как такое могло быть? Если бы Вы были в исполнительной власти, я бы не задал этого вопроса.

А.Н.ПИЩУЛИН
Это именно то, о чем я говорил. Существуют такие предприниматели... Жестокие меры, вплоть до уголовной ответственности. Существуют, и это нужно искоренять. С этим никто спорить не собирается. Безусловно, это есть. Привело к этому то, что контроль отсутствует. Можно скрывать, можно не скрывать коррумпированность, и договоренность есть с налоговыми службами и так далее. Повторяю, контроль и жестокие меры. Вот и все.
По поводу нулевых ставок, думаю, бесполезно об этом говорить...

О.А.ОГАНЯН
В общем, да. Просто был факт. Спасибо.

А.В.ТАРАСОВ, начальник юридической службы компании "Джекпот", г. Москва.
Готов прокомментировать. Как сложилась вот эта ситуация с налоговой службой?
Налоговые службы все штрафные санкции, которые они выставляют во время проверок, записывают в долг предприятия. После этого они не выиграли ни одного суда. Тем не менее все эти ставки...

О.А.ОГАНЯН
Но судебные решения...

А.В.ТАРАСОВ
Нет таких решений.

О.А.ОГАНЯН
Окончательные решения судов есть?

А.В.ТАРАСОВ
...решения судов в пользу предпринимателя. Тем не менее эти штрафные санкции они не снимают и говорят: пока руководство не скажет – снять, мы снимать не будем. Поэтому получаются вот такие долги у предпринимателей.

О.А.ОГАНЯН
Хорошо. Я дам поручение, чтобы мне подготовили справку на сей счет, чтобы я более внимательно посмотрел эту тему.
Я обращаюсь к своему аппарату – посмотрите.
Коллеги, я хочу дать слово моему коллеге из Государственной Думы Ивану Николаевичу Харченко.

И.Н.ХАРЧЕНКО
Добрый день. У нас, к сожалению, в это же время начинается сегодня пленарное заседание. Надо было присутствовать при обсуждении повестки.
Так сложилось, что инициатором всего процесса по урегулированию игорного бизнеса стало Законодательное Собрание Краснодарского края, которое года полтора назад предложило свои поправки в Налоговый кодекс с целью, чтобы кратно увеличить ставки налога на игорный бизнес. И Дума поддержала эти поправки в первом чтении. И после этого началась активная работа вообще по всему комплексу законопроектов, касающихся игорного бизнеса. Вы знаете, профильный комитет Госдумы возглавляет Драганов Валерий Гаврилович. К тому моменту он пытался провести базовый закон. Я думаю, что необходимость базового закона, регулирующего весь комплекс проблем, возникающих и связанных с игорным бизнесом, никто отрицать не будет. Такой закон действительно нужен. И вы, и власть – все заинтересованы в его наличии.
Пересказывать не буду ту эпопею, которая проходила. Были разные дерганья. И в закон о лицензировании внести поправки, касающиеся запретов вообще игорного бизнеса в Москве, Санкт-Петербурге, курортных городах. Сегодня этот законопроект отозван авторами. Были радикальные мнения: вообще запретить игорный бизнес. Этот законопроект тоже возращен авторам в связи с тем, что отсутствует заключение Правительства. В результате на сегодняшний момент в повестке дня на пятницу стоят два альтернативных законопроекта. Первый, который мы сегодня обсуждаем, что называется, он такой согласованный со всеми – и с Государственно-правовым управлением Президента, и с Советом Федерации, и с Правительством. Это законопроект, который, наверное, у всех имеется на руках. К сожалению, он только вчера был разослан депутатам Госдумы. Я его сам сегодня только с утра увидел.
И второй законопроект, авторы – Лебедев, Самошин. Смысл его сводится к тому, чтобы вынести все игровые автоматы вообще за пределы населенных пунктов на расстояние не менее километра. Зная настроение, скажем так, предварительное мнение комитета, скорее всего, в первом чтении будет принят первый законопроект. Собственно, его и надо обсуждать.
С моей точки зрения, я уже сказал, сам факт наличия такого закона позитивен. Такой законопроект нужен. Ряд норм, которые в нем содержатся, носят спорный характер, в частности, эта сумма активов в 600 миллионов и так далее. Я не буду перечислять. Складывается впечатление, что он написан под несколько крупных компаний, которые решат все свои проблемы. А все остальные должны будут либо каким-то образом сдаться этим крупным компаниям, либо уйти вообще из этого бизнеса.
Поэтому с этой точки зрения, я считаю, это негатив, который содержится в законопроекте. Но ничего страшного в этом нет. На то и существует процедура второго, а потом и третьего чтения, чтобы все субъекты права законодательной инициативы, депутаты Госдумы, члены Совета Федерации, субъекты Российской Федерации имели возможность поработать над законом. Поэтому я считаю, что целью сегодняшних парламентских слушаний, я думаю, такие же мероприятия еще будут между первым и вторым чтениями проходить в Госдуме, как раз есть выработка такого конструктивного решения, как надо видоизменить закон между первым и вторым чтениями. Спасибо.

С МЕСТА
(Говорит без микрофона, не слышно.) …был пункт, разрешающий субъектам Российской Федерации на их усмотрение регулировать игорный бизнес. Так где…

И.Н.ХАРЧЕНКО
Предлагаемый законопроект, повторяю, его только вчера отправили в рассылку, предполагает участие и субъектов, более того и органов местного самоуправления в определении мест, где эти организации будут находиться, в квотировании и так далее. Поэтому есть определенные нормы. С ними можно соглашаться, не соглашаться по квотам, учитывать количество населения, но и участие субъекта, и участие органа местного самоуправления предусмотрено.
Я сам два созыва работал председателем комитета Законодательного Собрания Краснодарского края, мы земляки. Поэтому я считаю, что нельзя все вопросы решать в Москве. В любом случае на месте виднее, где и как что организовывать.

С МЕСТА
Единый закон на всей территории Российской Федерации…

И.Н. ХАРЧЕНКО
Он базовый.

О.А.ОГАНЯН
Нет никакого единого регулирования, нет субъекта Федерации в законе, я его внимательно прочитал, мне его вчера дали, я подробно его просмотрел. В законе четко сказано, что, во-первых, субъекты Российской Федерации, органы местного самоуправления дают заключение о соответствии кандидата, кто запрашивает лицензию, на те требования, которые прописаны в законе. В законе предусмотрено, что определять в соответствии с Градостроительным кодексом Российской Федерации место размещения казино в субъектах можете вы. Поэтому полномочия субъектов достаточно широкие. Другое дело, я не могу с этим согласиться, я думаю, Иван Николаевич меня в этом поддержит, что мы не можем ввести закон как запретительную меру этого вида бизнеса в некоторых субъектах.
Я думаю, что не будет этого в законе – прямой нормы, возможности запрета в субъекте Российской Федерации этого вида бизнеса.

ИЗ ЗАЛА
Я извиняюсь, это приведет к противоречию…

О.А.ОГАНЯН
Не приведет. Я бы проиграл элементарный механизм, если закон в таком виде будет принят. Ваш орган местного самоуправления, орган власти субъекта Федерации имеет, например, две лицензии на казино, в соответствии с численностью...

С МЕСТА
(Говорит без микрофона, не слышно.)

О.А.ОГАНЯН
Хорошо, субъекты Российской Федерации...

И.Н. ХАРЧЕНКО
По всей стране есть, а у вас нет местного самоуправления? Это что-то новенькое.

О.А.ОГАНЯН
Хорошо. Я, не вдаваясь в дискуссию…. Вы ему выделяете место где-нибудь в горах, в лесах, например, я условно говорю, в отдалении от населенных пунктов и так далее. Плюс финансовый критерий для установки казино. Какой нормальный человек в горах будет строить казино? Поэтому вы можете своим решением, не идя на запретительные, прямые законодательные меры, которые являются просто нарушением Конституции… Мы не сможем этого прописать в законе, у себя это элементарно таким образом отрегулируете. Поэтому прямого запрета мы не сможем в законе прописать.
Коллеги, позвольте я предоставлю слово заместителю начальника Управления контроля и надзора за соблюдением рекламного законодательства Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации Пузыревскому Сергею Анатольевичу.

С.А.ПУЗЫРЕВСКИЙ
Уважаемые коллеги, по рассматриваемому вопросу от имени Федеральной антимонопольной службы я хотел бы сказать несколько слов, которые входят в сферу ведения Федеральной антимонопольной службы и, может быть, помогут в разрешении некоторых проблем, которые стоят сегодня на повестке дня.
В первую очередь, к сожалению, сам текст закона, который в последнем варианте сейчас обсуждается, мы не видели, поэтому официального заключения на сегодняшний день по нему дать не имеем возможности.
Здесь применительно к сфере игорного бизнеса существует последовательное развитие в регулировании этих отношений. Первый шаг, который сделан – это ограничения в сфере рекламы. Эти ограничения вступили с 27 января 2006 года. В общем-то, окончательно проблему, как мы видим на сегодняшний день, они не решают. Одно из наиболее жестких ограничений, по сравнению с другими товарами, к рекламе игорного бизнеса, по сути, не снимает проблему размещения этих организаций практически во всех местах. Полный запрет на наружную рекламу не исключает возможности размещения вывесок ярких, красочных, которые практически на любой улице, рядом с любым помещением также привлекают внимание, зазывают. По сути, несмотря на то, что, по существу, вывески рекламой не являются, до конца реализовать идеи по ограничению информационного воздействия на населения они позволяют. Поэтому то предложение, которое сформулировано с точки зрения территориального размещения игорных организаций, это следующий шаг, который, по существу, на наш взгляд, позволит решить проблему информационного увлечения в сферу игорного бизнеса. Это, первое.
Второй момент, который тоже на сегодняшний день не имеет однозначного ответа, – это вопрос об установлении некоего порога, который позволяет действовать в сфере игорного бизнеса крупным компаниям, которые имеют соответствующие активы. Вопрос спорный, дискуссионный. С точки зрения антимонопольного законодательства существует возможность введения федеральным законом особых правил для осуществления предпринимательской деятельности. И, как гласит Конституция, это возможно только в тех случаях, когда такие ограничения направлены на обеспечение четырех составляющих. Статья 55 Конституции гласит об обеспечении прав и свобод человека, обороноспособности страны, защите конституционного строя, если я не ошибаюсь, нравственности и некоторых других вопросах.
По сути, весь вопрос состоит в обосновании введения высокого, так скажем, порога активов для осуществления предпринимательской деятельности в этой сфере. Если такое обоснование сводится к устранению среднего и мелкого бизнеса, тогда это не соответствует этим целям. То есть если в конечном итоге эти предложения направлены на снижение, сокращение объемов рекламного бизнеса и возможное устранение его в принципе как не совсем одобряемого государством, может быть, этот вопрос стоит дополнительно проработать и обсудить. В этом направлении определенные идеи могут быть положительными.
Второй вопрос с точки зрения антимонопольного регулирования, который на сегодняшний день представляет некоторые проблемы и в сфере антимонопольного законодательства и антимонопольного регулирования, – это само определение игорного бизнеса, которое, по сути, на сегодняшний день содержится только в Налоговом кодексе и предполагает, что это вид экономической деятельности, не связанный с производством, реализацией товаров, работ и услуг. По сути, когда речь идет о товарном рынке, всегда предполагается наличие определенного набора товаров, работ и услуг, которые формируют соответствующий рынок. С этих позиций есть необходимость уточнения сферы регулирования этих отношений с позиций более четкого указания на то, является ли эта экономическая деятельность самостоятельным товарным рынком. Существуют на сегодняшний день и судебные решения, в частности по отдельным спорам, когда суды указывают, что азартные игры уходят из сферы товарных рынков. Причем в решениях достаточно высоких судов вопрос все равно остается принципиально спорным.
Исходя из этих позиций, с точки зрения и антимонопольного контроля эти положения, наверное, требуют самостоятельного обсуждения, уточнения в процессе работы над законопроектом. Это краткая информация, которой я попытался с вами поделиться. Спасибо за внимание.

О.А.ОГАНЯН
Коллеги, я предоставляю слово своему коллеге Новикову Вячеславу Александровичу.

В.А.НОВИКОВ
Добрый день, уважаемые коллеги! Я хотел с очень короткой репликой выступить. Мне представляется, что тема действительно актуальна, но это не такая большая проблема, как может показаться на первый взгляд.
Во-первых, я считаю, пусть меня простят мои региональные коллеги, запретить игорный бизнес – это все равно, что запретить проституцию, запретить наркотики и так далее. Это просто перевести его в сферу подпольную, перевести в чисто криминальную сферу. И от этого, я думаю, никому не будет лучше, поскольку уровень доходности очень высокий, то соответственно он будет функционировать.
Есть другие, более цивилизованные способы. Я считаю, что в выступлениях уже многих людей, которые я здесь услышал, в принципе эти позиции изложены. Первое, самое главное, что должна быть достаточно серьезная компетенция у местного самоуправления и у субъектов Федерации в части размещения соответственно предприятий игорного бизнеса, потому что это позволит учесть национальные, религиозные и другие особенности существования игорного бизнеса на той или иной территории. Поэтому это, мне кажется, вопрос, который должен быть прописан в законе достаточно серьезно. Понятно, что должна быть некая общефедеральная рамка, которая регулирует эти вопросы для того, чтобы мы не нарушали Конституцию в плане единого экономического пространства.
Но тем не менее эти особенности должны быть на каждой территории оговорены, и с их помощью эту проблему уже можно регулировать.
И второй вопрос. Давайте не забывать о том, что у нас есть экономические способы регулирования. Поскольку налог на игорный бизнес, как вы знаете, является региональным налогом, с нашей точки зрения, с точки зрения Комитета по бюджету, мы долго уже этот вопрос обсуждали, мы должны достаточно серьезно поднять базовую ставку и очень сильно расширить пределы регулирования на региональном уровне.
Благодаря такому подходу каждый регион может очень сильно повлиять на развитие или стагнацию игорного бизнеса на своей территории чисто за счет налоговых методов регулирования.
Если мы эти две проблемы решим, то мне кажется, что и проблема в целом по России будет решена, поскольку каждая территория может в достаточно широких пределах регулировать присутствие игорного бизнеса на своей территории и его развитие.
Так что давайте вместе сотрудничать. Я считаю, что эти два положения надо просто записать в рекомендации.

О.А.ОГАНЯН
Спасибо, Вячеслав Александрович.

В.А.НОВИКОВ
Хорошо. Давайте заключим пари. Я приеду. Не надо открывать публичные дома. Давайте заключим пари. Я приеду на вашу территорию, и если я обнаружу…

С МЕСТА (тот же)
(Не слышно. Говорит не в микрофон.)

В.А.НОВИКОВ
Правильно. Вы абсолютно правы. Я и предлагаю дать вам в руки рычаги регулирования в широких пределах.

С МЕСТА (тот же)
(Говорит не в микрофон. Не слышно. Шум в зале.)
…на территории этого субъекта можно заниматься данным видом бизнеса, полезно, выгодно, пусть принимают соответствующие законы. В Краснодаре свой закон, в Ингушетии другой, в Чечне…

О.А.ОГАНЯН
Только у нас страна одна. Ладно?

С МЕСТА (тот же)
(Говорит не в микрофон. Не слышно.) Опять будет противоречие. Противоречие обязательно возникнет.

В.А.НОВИКОВ
Я понимаю Вашу идею. Думаю, что это сделать невозможно. Более того, считаю, что этого делать не нужно. Зачем вам запрет? Для того чтобы загнать этот бизнес в криминальную сферу…
С МЕСТА (тот же)
Криминальной сферы у нас не будет.

В.А.НОВИКОВ
Как не будет? При советской власти существовали всевозможные тотализаторы подпольные и все что угодно. Я думаю, что вам достаточно будет регуляторов, для того чтобы ограничить.

О.А.ОГАНЯН
Иван Николаевич хотел сказать несколько слов

И.Н.ХАРЧЕНКО
Я хотел проинформировать. Я не сказал в своем выступлении о том, что Совет Государственной Думы принял решение отложить до рассмотрения во втором чтении базового закона все изменения в Налоговый кодекс по ставкам, все изменения в закон о лицензировании. Потому что, не понимая общих требований и общих подходов к игорному бизнесу, нельзя обсуждать, в каком размере устанавливается налоговая ставка, нельзя обсуждать, в каком размере, сколько должна стоить лицензия и так далее.
Поэтому, когда этот законопроект будет приниматься во втором чтении, тогда же одновременно определено, что на одном пленарном заседании будут приниматься и все оставшиеся законопроекты.

О.А.ОГАНЯН
Коллеги, я хочу обратиться с просьбой к выступающим. У нас еще три выступающих, время ограничено, поэтому просьба минуты в три ужаться, чтобы дать всем возможность выступить.
Я предоставляю слово Милову Валерию Васильевичу, первому вице-президенту Ассоциации деятелей игорного бизнеса, а затем следующий выступающий – Иванов Валерий Дмитриевич.

В.В.МИЛОВ
Добрый день, дорогие коллеги! Я хочу несколько слов сказать о нашей ассоциации, которая существует с 1992 года.
Ассоциация очень плотно работала с московским правительством, и все рабочие документы, законодательные акты Москвы приняты с участием нашей ассоциации. Это первое. И на основании теперь этих документов работает вся Россия. С Валерием Дмитриевичем Ивановым вместе работали.
По поводу закона хочу сказать о том, что, естественно, более крупные компании в конечном итоге уничтожат маленькие компании. Только это все сделано должно быть разумно, в цивилизованных нормах. Мы, естественно, за укрепление, это позиция нашей ассоциации. Что касается закона, как господин Харченко сказал, разослали его только сегодня. И мы получили его на руки только сегодня, поэтому какую-то оценку давать трудно. Мы его посмотрим, обсудим, и, конечно, дадим свою оценку обязательно. Но в принципе мы за укрупнение бизнеса и за цивилизованное владение всеми заведениями игорного бизнеса.

О.А.ОГАНЯН
Спасибо большое. Я предоставляю слово Иванову Валерию Дмитриевичу, заместителю председателя Комиссии правительства Москвы по игорному бизнесу. Я так понимаю, это уже исполнительная власть, я не ошибся, да?

В.Д.ИВАНОВ
Это исполнительная власть, Москва. Уважаемые коллеги! Мы очень благодарны, что получили ваше приглашение. Мы все-таки рассчитывали на вдумчивый и глубокий подход и обсуждение этой проблемы, которая на сегодняшний день достаточно остро стоит для такого мегаполиса, как Москва. И мы все-таки надеемся, что здесь мы должны услышать, и хотели бы услышать принципиально, может быть, даже назвать стратегические подходы к решению этой проблемы. Ведь этой проблемы как таковой до 2002 года не было, давайте признаем. Правильно, неправильно регулировали регионы, но ее не было. Возникла она с 2002 года, два года длился какой-то театр абсурда по выдаче лицензий. Количество знаем, кому выданы — не знаем.
Сейчас мы пытаемся решить это все одним законом, детализировать его по максимуму. Мы вот присутствовали на заседаниях комитетов в Госдуме, и нас приглашают на обсуждение всех законов. Мы более-менее в курсе той законотворческой работы, которая ведется Государственной Думой. Понимаете, проблем много, и описать все эти проблемы в одном законе, наверное, невозможно. Например, законодатель, вольно или невольно, я не знаю, здесь мне давать оценку, обозначил еще одну тематику, которая весьма актуальна, это так называемое Интернет-казино, и Интернет-игры. Никто не знает, сколько и как там играют. Но происходит втягивание детей. Там подростка не ограничишь. И дети наши, наверное, более продвинуты в технике, чем родители, и всегда найдут лазейку, как поиграть.
Количество играющих там, я думаю, гораздо больше, чем реально ходит в игровые залы, и тем более в казино. Вот здесь выступали представители Южного округа, я их полностью поддерживаю. Мы ведем достаточно активную работу с представителями регионов. Я не боюсь сказать, что, выражая большую часть интересов представителей регионов, мы заинтересованы прежде всего, чтобы законодатель рассмотрел возможность не согласования количества заведений, которые можно по конкурсу определить, кто имеет право участвовать и организовывать, а предусмотрел непосредственное участие регионов в этом процессе. Тогда можно решить, наверное, те проблемы, которые поднимали представители Южного округа.
Мы заинтересованы прежде всего в том, чтобы получить эти функции для себя и регулировать это, учитывая тот опыт, который имеет Москва. Я понимаю, что, наверное, опыт Москвы и Камчатки разный, интересы разные. И количество игорных заведений разное. Но страна очень большая. Мы же сейчас говорим, вот я говорил об этом в Госдуме, мы пытаемся все внести в этот закон. У нас опять ничего не получится. Потому что да, Южный регион будет требовать закрыть эти заведения. Там есть свои национальные, свои религиозные, свои какие-то другие интересы. Но я по своему опыту знаю, и я закрывал в Москве 100 казино в 1996 году, здесь представители Москвы знают. Это прошло безболезненно. Мы решили тогда массу проблем. Мы убрали всех лохотронщиков из Москвы, с улиц, их нет с 1996 года. Ни одного казино нелегального не было. А что такое нелегальный игорный бизнес, мы тоже сталкивались с этим до 1996 года. Это страшно, это непонятно, и кто там играет, и как там играют.
С 1996 по 2002 год криминала не было в этой области. Есть ли у регионов пути решения? Я призываю, что все-таки законодатель должен посмотреть и, наверное, расширить функции регионов в этом законопроекте. Это первое.
И второе. Давайте сегодня не до деталей скатываться. Мне интересно послушать точку зрения прежде всего представителей Федерального Собрания, верхней и нижней палат. Их видение, их стратегические воззрения на решение данной проблемы. И не только в конкретном регионе, а в целом по стране. Спасибо.

О.А.ОГАНЯН
Спасибо большое, Валерий Дмитриевич.
Валерий Дмитриевич как-то сказал, что проблема игрового бизнеса в Интернете не освещена федеральным законодательством. И как раз я хотел предоставить слово Журавскому Олегу Анатольевичу – председателю Ассоциации игорного бизнеса в Интернете.
Последний выступающий у нас – Скоторенко, представитель из Перми.

О.А.ЖУРАВСКИЙ
Спасибо большое за предоставленное слово.
Предыдущий докладчик обозначил проблемы игорного бизнеса только в Интернете. Хотелось бы заметить, что ассоциация существует уже четыре года. Мы обращались с законодательными предложениями в различные органы власти – в Госдуму, в Мосгордуму. Ответов никаких.
Запретительные методы в Интернете вообще трудно установить. Нами проработаны комплексные меры, которые помогают предотвратить привлечение детей, подростков в эту сферу бизнеса. У меня свой большой проект в Интернете, ему шесть лет, и отработаны как раз меры пресечения участия детей в Интернете. У нас за пять лет истории ни одной жалобы родителей на то, что ребенок играл, нет. Есть меры, но их никто не хочет слышать, никто не хочет видеть. И самое простое – показать пальцем: вот Интернет – это плохо. Это не плохо. Он может быть плохим, если его не регулировать. А запрещать его нет необходимости и возможности. Это, первое.
И второе. Я являюсь исполнительным директором национальной ассоциации букмекеров. Мы неоднократно обращались и к московскому правительству с разъяснительными записками, с предложениями, в которых мы просили и требовали развить понятийный аппарат, что такое зал игровых автоматов, казино и букмекерство. В московском законе, который принят, букмекерство приравнено к залам игровых автоматов, и требования устанавливаются такие же, как к залам игровых автоматов, хотя букмекерство – это совершенно другой вид игорного бизнеса. Это, скорее всего, интеллектуальный вид спора между букмекерской конторой и игроком. Это далеко не бездушный игровой автомат. Это глубокая аналитика со стороны игроков, со стороны букмекерских контор. И там все события связаны в основном только со спортом.
Поэтому, если московская и федеральная власть заинтересованы в сотрудничестве, мы всегда готовы участвовать в этих процессах.

О.А.ОГАНЯН
Я хочу предоставить слово последнему выступающему, и после этого скажу заключительное слово.
Скоторенко Сергей Игоревич – исполнительный директор Пермской ассоциации развития игорного бизнеса.

С.И.СКОТОРЕНКО
Добрый день, уважаемые коллеги! Я свое выступление хотел бы начать с того, что нам очень приятно быть здесь, нам очень приятно быть в курсе тех событий, которые планируются в данной сфере бизнеса.
И, если быть кратким, я хотел бы высказать пожелание о том, чтобы в законе каким-либо образом прозвучала роль саморегулируемых организаций. Остановлюсь на практике нашего субъекта.
Первой забила в колокола о той ситуации, которая происходит в игорном бизнесе, именно наша ассоциация. Может быть, это вызвано тем, что в доходной части бюджета на 2005 год роль налоговых отчислений от игорного бизнеса составляла 0,4 процента. Может быть, власть в какой-то мере не была заинтересована в урегулировании в данной сфере.
Те результаты, которых мы добились буквально за год. 16 марта в Пермском крае принят закон края об организации игорного бизнеса. Инициатором данного законопроекта также выступила ассоциация, в состав которой входят добропорядочные предприниматели и те люди, которые видят, что действительно происходит, грубо выражаясь, на земле. То есть те люди, которые живут данной деятельностью, которые в курсе событий и подковерных игр в какой-то степени.
Кроме этого, по нашей просьбе губернатором Пермского края создана комиссия по контролю за деятельностью игорного бизнеса. В первую очередь на данной комиссии рассматриваются те законопроекты, вернее, обсуждаются те проблемы, инициаторами которых являемся также мы, то есть саморегулируемая организация.
И еще раз хочу попросить, чтобы в законе какая-либо роль была уделена именно саморегулируемым организациям.
И также мы, как ассоциация развития игорного бизнеса, выступаем за жесткий контроль за теми операторами, за теми предпринимателями, которых в простонародье принято называть серыми или черными. Так как даже при повышении ставки налогообложения не страдать, а нести это бремя будут частные предприниматели, но никак не те люди, которые занимаются немного не теми вещами.

О.А.ОГАНЯН
Спасибо большое, Олег Анатольевич.
Коллеги, позвольте, я подведу черту под нашим обсуждением. Я благодарен всем выступающим, всем, кто проявил активность в сегодняшнем нашем обсуждении. Безусловно, оно было полезным не только для нас, но и для вас, потому что мы попытались обменяться мнениями. Мы услышали позицию регионов. Некоторые позиции, безусловно, не бесспорные, с чем-то мы не сможем согласиться.
Но, пожалуй, два ключевых момента я все-таки хочу отметить, которые, во всяком случае, наш комитет будет инициировать. Это замечание Валерия Дмитриевича и предпоследнего выступающего, Олега Анатольевича Журавского по поводу регулирования деятельности Интернет-казино или игр в Интернете, связанных с денежными выигрышами и так далее. Эта деятельность действительно никак не прописана в законе. И я призываю вас к сотрудничеству. Мы с удовольствием возьмем от вас все необходимые материалы и внесем эту законодательную инициативу ко второму чтению.
У нас очень жесткие сроки. Мы между первым и вторым чтением должны будем внести законодательную инициативу. Мы это в любом случае будем делать. А чтобы учесть ваши пожелания и предложения, я вас прошу в эти сроки нам свои предложения направить.
То же самое касается и замечания представителя Пермского региона. Безусловно, роль саморегулируемых организаций – это элементы и развития гражданского общества, мы с вами должны это внедрять. Я в своем выступлении говорил вам о том, что, например, в сфере банкротств саморегулируемые организации сыграли блестящую роль, мы, законодатели, даже не ожидали, что вот так сильно они воздействуют в позитивном смысле на процессы, связанные с оздоровлением, с банкротствами предприятий… роль саморегулируемых организаций.
Причем саморегулируемые организации пошли дальше. Они объединились еще в союз, что законом не было предусмотрено. И мы не предполагали этого движения так быстро. Мы предполагали, что когда-то, конечно, это произойдет. Но вот жизнь свои диктует темпы.
В этой связи, безусловно, этот второй сегмент тоже будем вносить, как законодательную инициативу. Считайте, что это позиция нашего комитета, верхней палаты парламента. Но я думаю, что и депутаты Государственной Думы, если мы нормально проработаем вопросы и найдем такой консенсус, а закон – это всегда консенсус, это всегда как бы продукт договоренности всех участников общества... Поэтому мы постараемся учесть все ваши пожелания.
Что касается нашего видения стратегии развития этой сферы, попытаюсь Валерию Дмитриевичу ответить на вопрос. В верхней палате парламента мы, наш комитет отвечает за регулирование этой сферы бизнеса. И я должен сказать, вот в той части, в которой мы предполагали, оно не совсем соответствует тем законам, которые есть. Но лучше иметь тот закон, который есть, чем никакого не иметь.
И в этой связи, конечно, мы будем поддерживать концепцию этого закона. И элементы той стратегии, которые в законе прописаны. Мы будем его поддерживать.
Не бесспорными являются, согласен с представителем Федеральной антимонопольной службы, вопросы ограничения в виде установления активов, там 600 млн. рублей. Да? Не бесспорные, конечно. Потому что ограничения, которые позволяют федеральным законом ограничивать свободу предпринимательства… совершенно верно, я согласен, в Конституции прописаны все 4 пункта, там, правда, есть вопрос здоровья и безопасности граждан. С моей точки зрения, укрупнение казино позволяет нам все-таки апеллировать к пункту о заботе о здоровье наших граждан, потому что это, пожалуй, ключевое. Мелкие казино, мелкие структуры не в состоянии выполнить свои обязательства, которые оказываются заключенными между игроком и организацией. А невыполнение обязательств, неурегулированность этой проблемы всегда чреваты целым рядом негативных последствий, причем во многом прямо влияющих на жизнь и здоровье наших граждан.
Я не стал вам приводить подробную справку о криминальной ситуации вокруг игорного бизнеса, она ужасающая, поверьте, просто без комка в горле, без содрогания читать эти сводки вообще нельзя. А в Питере зашел постовой в зал игровых автоматов, четырех человек убил и скрылся, потом его нашли. За 2 месяца в Питере, по-моему, шесть убийств, связанных с деятельностью игровых заведений.
Конечно, все это на нас, законодателей накладывает особый отпечаток. Я абсолютно убежден, что, конечно, надо укрупнять казино, надо упорядочить их деятельность. Это тот путь, по которому мы должны идти. Вот это, пожалуй, стратегия, Валерий Дмитриевич, это та стратегия, которая есть.
Конечно, в идеале… я был в курсе планов московского правительства. В свое время они на нагатинской пойме собирались делать. Это красивая мечта, которая, к сожалению, не была реализована в силу целого ряда причин, не хочу сейчас вдаваться в анализ этого дела. Конечно, в идеале это обособленные анклавы, где люди могли бы предаваться удовлетворению своих каких-то пожеланий.
Вот, пожалуй, все, что я хотел сказать. Хочу еще раз поблагодарить всех. Не стесняйтесь, направляйте свои предложения. Какими бы абсурдными, на ваш взгляд, они ни казались, мы постараемся выкристаллизовать из них зерно истины и обратимся в Государственную Думу после первого чтения с соответствующими поправками. Спасибо большое. До свидания!



Источник: Стенограмма парламентских слушаний "Законодательное регулирование и правоприменительная практика в сфере игорного бизнеса" // 22.03.2006


К этой статье еще нет ни одного комментария.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии