Персоналии / организации Карьера Наука Обучение Исследования Рейтинги Словарь
Логин:   Пароль:
Войти
 
 
Словарь

В России появился новый лоббист

 11.11.1995
Версия для печати


Российская наука проявляет изобретательность, чтобы выжить. В преддверии выборов ей надо успеть надавить на все возможные рычаги - государственные, частные, общественные, эмоциональные. Создана Ассоциация государственных научных центров (АГНЦ), презентация которой состоялась на днях во Всероссийском научно-исследовательском институте авиационных материалов (ВИАМ).  Это - нечто вроде профсоюза директоров ГНЦ, или "добровольного пожарного общества по выносу детей из огня".  Ассоциация собирается лоббировать в Государственной Думе, Совете Федерации, министерствах и ведомствах, способных дать деньги и льготы для спасения институтов - лидеров отечественной науки. Сможет ли структура, традиционно апеллирующая к государственным институтам, оказаться эффективной в условиях рынка и смены национальных приоритетов? Удастся ли ей убедить новых держателей средств и ресурсов в России - ТЭК и банки - выделить "кусок" в пользу науки?

Всю науку не спасешь хотя бы потому, что Россия унаследовала ее от СССР сильно распухшей. В 1993 г. указом президента, а затем постановлением правительства РФ был учрежден временный статус Государственного научного центра (ГНЦ) для предприятий, научных организаций и ВУЗов. Избранные получали право на особые формы государственной поддержки в течение 2 лет. Звание ГНЦ оспаривали 400 научных организаций из 5000 имеющихся в России, выиграли этот титул 61. В региональном отношении лидируют Москва и область, где звание ГНЦ выиграли 40 учреждений, в Санкт-Петербурге - 12, Новосибирске - 3, Калужской области - 2, Ульяновской, Орловской, Томской областях, Ставропольском крае - по одному. 11 ГНЦ расположено в 9 наукоградах - Жуковском, Обнинске, Оболенске, Троицке, Протвино, Менделеево, Димитровграде, Кольцово и Нижнем Архызе. Но пока их нет ни в одном ЗАТО (Закрытое административно-территориальное образование).
В одном списке оказались, к примеру, Курчатовский институт в Москве и ВНИИ зерно-бобовых и крупяных культур в Орловской области. Критерии отбора не предполагали пропорционального представительства ни регионов, ни отраслей. По словам членов селектирующей комиссии, учитывался мировой рейтинг достижений, но доминировал принцип "кто больше нуждается".  Скажем, космические НИИ не вошли, потому что отличаются относительным благополучием дел и пользуются финансированием по другим государственным программам. Присвоение звания ГНЦ не меняет формы собственности. По словам Николая Горбатенко, ответственного за работу с ГНЦ в Миннауки, это нечто вроде "банта почетного легиона", дающего право временно пользоваться особым расположением государства. Ярлык накладывается поверх имени учреждения, даже если оно уже содержит подобное словосочетание. К примеру, центр вирусологии и биотехнологии "Вектор" в пос. Кольцово Новосибирской области носит длинное звание "дважды ГНЦ".  Но чего не стерпишь ради собственного спасения!
Однако существенного облегчения такое титулование пока не принесло. Изначально идея ГНЦ предполагала полное содержание государством. В указе президента и постановлении правительства предусматривались лишь льготы. Реально же больших льгот не получилось, кроме освобождения от налога на землю и на имущество. Но это не решает главной проблемы, так как сейчас 90% долгов ГНЦ - естественным монополистам, прежде всего за энергию, услуги связи, водоснабжение, канализацию.
Идея межотраслевых научно-технических комплексов, провалившаяся в конце 80-х годов, вновь замаячила за намерением присваивать звание ГНЦ не только одному, но сразу нескольким родственным учреждениям. В Жуковском предлагалось объединить этим титулом 5 организаций, а получили его две - ЛИИ и ЦАГИ, причем по отдельности. Против идеи ГНЦ долго возражала РАН, предлагая свои версии. Оппозиция была снята, когда стала очевидной выгода приобщения к государственным инвестициям. Ключевой вопрос – механизм общения ГНЦ с государством - остается неясным ни одному из действующих лиц: директорам ГНЦ, равно как и представителям Миннауки, департамента науки и высшей школы правительства РФ. Пока Миннауки, РАН, Госкомоборонпром, Госкомимущество и другие ведомства искали компромисс, в ГНЦ отключали воду, электричество, отопление, связь, а 6 из них на сегодня находятся на грани банкротства.
Среди ближайших дел генеральный директор Ассоциации Герман Загайнов объявил проведение 14-23 ноября в помещении ВИАМ выставки-отчета деятельности ГНЦ за истекшие 2 года, что определит их право баллотироваться в список ГНЦ на следующий срок; защиту интересов ГНЦ в арбитражных судах, лоббирование в законодательных институтах. Наши политические партии и движения не всегда отражают интересы узких и специализированных групп. Может, лобби поможет.
Придание статуса ГНЦ, считает Андрей Кулагин, начальник управления Миннауки, - "это скорее фиксация прошлых заслуг, нежели политика определения будущих приоритетов".  Есть и прямо противоположное мнение. Герман Загайнов, Генеральный директор АГНЦ, утверждает, что отбор ГНЦ должен заложить основы новой государственной научно-технической политики. Пока она вырабатывается, по выражению Михаила Кирпичникова, руководителя департамента науки и высшей школы правительства, в режиме "броуновского движения".
Сегодня, возможно, выжить легче поодиночке, угадав и угодив кому-то из естественных монополий или той узкой части ВПК, которая уже сумела найти путь на международный рынок (космос и экспорт конкурентоспособного оружия).  В изменившейся ситуации основное влияние и деньги, за которые науке надо бороться, - не у оборонщиков, а у нефтяников, газовиков, банков. Их потребности в научно-технологических разработках несравненно меньше, чем у бывшего, да и нынешнего оборонного сектора, и резко отличаются по структуре от традиционной деятельности советской науки. Не умрет с голоду тот, кто сможет предложить дешевый способ заставить нефть быстрее и проще выливаться из скважины. А вот найти спонсоров для внедрения изобретенного нашей наукой лекарства, способного заменить антибиотик, трудно. Импорт лекарств приносит несравненно большие барыши тем, кто контролирует фармацевтический рынок. Справится ли с ними АГНЦ или государство?
В тех делах, которые выхаживаются ногами, АГНЦ себя немало проявила. Инициатива в лице г-на Загайнова энергично проникает во многие страны и кабинеты. Но есть и опасения: как в Ассоциации будут распределяться деньги, добытые там или сям для поддержки ГНЦ, не ослабит ли активность Ассоциации внимания Миннауки и других ведомств, которые сейчас финансируют ГНЦ? Основная проблема, по мнению Евгения Федосова, директора ГНЦ Института авиационных систем, состоит в поддержке национальной экспериментальной базы. Миннауки не в состоянии полностью взять на себя это бремя. Госкомоборонпром в основном финансирует разработки конкретных технических систем. Ученые получают поддержку за счет грантов. Раздобудет ли АГНЦ необходимые средства для развития экспериментальной базы?
В НПО "Аэродинамика", существует дерзкая идея пойти дальше АГНЦ и создать научную биржу, где найдут друг друга технические предложения научных центров и заявки предприятий. Банк данных будет доступен на коммерческой основе как российскому, так и иностранному капиталу, открывая путь в международный рынок труда. "Весь самолет нам не закажут, гораздо вероятнее - его часть, разработка которой оказывается более совершенной и выгодной, " - уверяет Владимир Сиденко, генеральный конструктор "Аэродинамики".  Это увеличит шансы малого бизнеса, который оказывается более гибким и дешевым в рыночных условиях. Небольшую лабораторию легче закрыть после выполнения задачи, в то время как гиганты перерождаются в самодостаточную систему и бремя для бюджета. Высокая экономическая эффективность такой схемы, возможно, сделала бы гораздо более привлекательными инвестиции в науку для нового российского бизнеса и банков. Да и науке зажилось бы прибыльнее, чем "на ручках" у государства. При бирже должен быть непременно свой банк развития, из которого без дополнительных бюрократических ступенек финансировались бы как фундаментальные, так и прикладные исследования. Биржа, аккумулирующая самые разнообразные технические находки, сможет стать местом для отлаживания отношений научного лобби с отраслевыми, равно как и инструментом политического влияния.
Пока что такие прожекты звучат, как "Нью-Васюки".  Но стоит поддерживать и их, и АГНЦ, лишь бы наука перестала по многолетней привычке просить у государства "дай" и энергично включилась в "броуновское движение" политики на тех же правах, что и прочие многочисленные ее нынешние участники. АГНЦ, по словам г-на Кирпичникова, - это "удачная находка для переходного периода, попытка в новых условиях обрести новую форму".  По его мнению, РАН не смогла бы выполнять функцию научного лобби, так как "слишком долго занимала почти самоубийственную позицию и сильно себя дискредитировала". Деятельность АГНЦ, как надеются в Миннауки, в преддверии выборов убедит людей мыслящих, что о российской науке помнят. Г-н Кирпичников считает, что "научные сотрудники должны снова почувствовать над собой надежную крышу".



Источник: Калашникова Марина, - В России появился новый лоббист // Независимая газета за 11.11.1995, №118


К этой статье еще нет ни одного комментария.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии