Персоналии / организации Карьера Наука Обучение Исследования Рейтинги Словарь
Логин:   Пароль:
Войти
 
 
Словарь
Главная страница Объекты лоббистской деятельностиГосударственная ДумаЛоббизм в Государственной ДумеВладимир Медведев, председатель Союза нефтегазопромышленников России

Владимир Медведев, председатель Союза нефтегазопромышленников России

 17.08.1998
Версия для печати


Владимир Медведев (на фото)

Сколько нужно взять, чтобы принять закон? Впервые о лоббировании в Государственной Думе рассказывает Владимир МЕДВЕДЕВ, председатель Союза нефтегазопромышленников России, депутат Государственной Думы

В начале было слово, и слово это было "нефть". Командиры нефтяной отрасли уверены в этом на сто процентов. Нефть откладывает свой отпечаток на людей. И "нефтяных генералов" старой советской школы, и "нефтяных баронов" новейшего образца узнаешь без комментариев. Политика для них - лишь один из методов претворения в жизнь нефтяной экономики. Владимир Медведев из их числа. В нем смешались черты, отличавшие лидеров советского ТЭКа, с деталями, привнесенными в этот образ новыми хозяевами нефтегазовых корпораций. Он называет себя состоятельным человеком и говорит, что возможность жить безбедно дают ему акции нефтяных предприятий. При этом на чем свет ругает приватизацию "по-чубайсовски", отдавшую ТЭК задаром непрофессионалам, думающим не о будущем нефтяного комплекса, а лишь о собственной короткой прибыли.
Общество не выработало солидарного отношения к явлению, именуемому лоббизмом. Сегодня - это тема для размышлений. Большинство тех, кто нынче так или иначе лоббированием занимается, стыдливо именуют свои действия "выполнением наказа избирателей". Медведев не скрывает, что в политику он пришел "от нефти" и "для нефти".

"Нефть добывается по законам, не зависящим от формы собственности"

- Владимир Сергеевич, как вы оцениваете формы и методы проведения приватизации нефтяной отрасли?
- Первоначальная идея была правильная: увязать все ранее разрозненные части ТЭК. В 91-м году после указа Ельцина об особенностях приватизации ТЭК возникла реальная возможность создания вертикально интегрированных структур, включающих в себя весь цикл - от разработки месторождения до реализации бензина на АЗС. Только такая схема способна приносить максимальный эффект. На том этапе контрольный пакет акций оставался в руках государства, пока Чубайс с благословения Бориса Николаевича не решил переделить все по-своему.

- С этой формой приватизации вы не согласны?
- В такой северной стране, как Россия, государство не имеет права упускать
контрольный пакет.

- Сейчас контрольный пакет уже не в руках государства?
- У государства остались "ОНАКО", "Славнефть", пожалуй, и все. 80% акций
нефтегазового комплекса страны уже не принадлежат государству. Это слишком серьезно - потеря контроля государства над ТЭК. Сегодня новыми хозяевами нефтяных компаний делается все для того, чтобы на короткой схеме получить максимальную прибыль, мгновенно поднять эффективность, на высокой котировке сбросить акции, получить свой профит, не заботясь о том, что будет потом.

- Вы считаете, что это общая практика?
- Факты свидетельствуют. Тюменская нефтяная компания досталась "Альфа групп" за 24 млн долларов. Всего! Потанин приобрел "СИДАНКО" задаром, меньше 200 млн долларов за контрольный пакет! Буквально через год он продает 30% акций за те же 200 млн - уже затраты окупил, а в конце прошлого года продает 10% British Petroleum уже за 570 млн долларов. Неплохой бизнес! А что будет с компанией "СИДАНКО", будет ли она добывать нефть, что будет с городами Радужным и Неганью, г-ну Потанину до лампочки! Пришли непрофессионалы. Они - профессионалы в банковской сфере, но не в ТЭКе. Благодаря Чубайсу, действовавшему в нарушение интересов государства, они получили доступ к нефтяным компаниям практически даром.

- Никто этому не противостоял?
- Дума пыталась ставить препоны. Но у нас государство сверхпрезидентское, диктатура. Действиям одного человека не может противостоять никто. 

- Вкладывались ли в последние годы средства в разработку месторождений?
- Это самый больной вопрос. Уже лет пять как не вводятся новые запасы. Проедаем что было. Естественное ежегодное падение добычи нефти от 10 до 30% всегда компенсировалось вводом новых месторождений. При сегодняшнем уровне добычи в 300 млн тонн для компенсации естественной потери добычи надо вводить по 30-40 новых месторождений в год. В России вводится по 3-4. Через пять лет мы останемся без углеводородного сырья. Это заставляет нас воевать против сегодняшних владельцев компаний.

- Вы считаете непрофессионалами всех новых руководителей предприятий нефтяной отрасли?
- У руководства "ЛУКойла", "Сургутнефтегаза", "Славнефти", "ОНАКО" стоят профессионалы-нефтяники. Беда, что и новых хозяев привели "на хвосте" профессионалы. Ходорковского привел Муравленко, Потанина - Сивак, Березовского - Городилов.

- При такой разности интересов кого объединяет ваш Союз нефтегазопромышленников?
- Союз нефтегазопромышленников - общественная организация, которая должна отстаивать корпоративные интересы нефтегазового комплекса во властных структурах. Главная задача - лоббирование интересов нефтегазового комплекса в парламенте, где принимаются решения по налогообложению, формированию бюджета.

- Среди членов Союза нефтегазопромышленников есть компании, принадлежащие новым владельцам, нефтяным непрофессионалам?
- Конечно. Интересы общие. Нефть добывается по законам, не зависящим от
формы собственности.

"Да, я - лоббист!"

- Вы произнесли слово "лоббирование". Вы можете сказать о себе "я - лоббист"?
- Это только в советское время считалось, что лоббирование - метод пробивания лбом начальских кабинетов. Во всем мире лоббирование - нормальный процесс отстаивания интересов. Как только меня избрали президентом Союза нефтегазопромышленников, я всегда и везде говорю: "Да, я - лоббист! Я - нефтяное лобби в парламенте!".

- С чьими интересами они входят в противоречие?
- Государство живет за счет ТЭКа. Топливный комплекс был, есть и будет основной бюджетообразующей отраслью. Принимая уже шестой бюджет в Думе, я вижу, что реальная наполняемость бюджета снизилась почти в два раза: с 87% в 94-м году до 52% - в прошлом. При этом рост налогов на топливный комплекс изменился в обратной пропорциональности: с 21% в 1994-м до более чем 60% - в прошлом. Налогооблагаемая база сжалась до ТЭКа и других сырьевых отраслей. У нас осталась одна рабочая лошадь, и та уже подыхает. Стоило произойти кризису в ТЭКе, как все закричали: ах, системный кризис!

- Кто вас "откомандировал" в лоббисты?
- Я не планировал заниматься политикой. Но когда мой друг и коллега Юрий
Шафраник
был избран главой администрации Тюменской области, он сказал, что не с кем работать, надо делать свою команду. Я пошел в его команду и работал заместителем главы администрации. После того как создали Союз нефтегазопромышленников, коллеги сказали: "Кому, как ни тебе, быть президентом, ты парень упертый!" Когда в 93-м году были объявлены выборы в Думу, мой друг и коллега Анатолий Кузьмин (царство ему небесное, его убили) сказал, что мне надо выдвигаться.

- Друга убили из-за передела сфер нефтяного влияния?
- Да, во время передела собственности. Тех, кто не сгибался, убирали. В тяжелую ситуацию тогда попали многие. Не многие погибли физически в этой "войне", но многие погибли морально - сдались.

- Вам не угрожали?
- Я - политик, непосредственно деньгами, проблемами сбыта, поставок не занимался. Мое дело - лоббирование политических интересов.

- Что на этом поприще удалось сделать?
- Еще два года назад в Думе при словах "Газпром" или "нефтяники" большинство депутатов начинало трясти. Но как только возникал вопрос, где брать деньги для бюджета, решение предлагалось автоматически: "Давайте у "Газпрома" возьмем!" Пришлось менять общий настрой Думы. Важным достижением можно считать принятие блока законов по СРП ("О соглашениях по разделу продукции"), который мы готовили несколько лет.

- Эти законы с трудом проходили через Думу.
- Весь блок законов по СРП стал идеологическим жупелом. Коммунисты как флаг выдвинули лозунг: "СРП - продажа Родины!". Невозможно было убедить, что это - нормальный механизм привлечения инвестиций, необходимый в том числе и для решения социальных проблем жителей многих регионов России. "Нет, вы продаете Родину!" Я говорил депутатам левых фракций: "Если вы хотите прийти к власти и решать социальные вопросы, вы должны сейчас открыть двери для инвестиций в нефтяной комплекс. Никто с собой не увезет за рубеж ни скважину, ни месторождение, ни трубу. Но если нефтяной комплекс испустит дыхание и через несколько лет нечего будет добывать, вы тогда помянете непринятый закон об СРП". Но для того чтобы прийти к власти, надо сделать все по принципу: "Чем хуже - тем лучше".

- Симпатий к нынешнему правительству вы тоже не испытываете?
- В новом правительстве страшно монолитное единство в отсутствие житейского и управленческого опыта. Это единство детского сада, когда маленькие детки, взявшись за руки, идут по краю пропасти и, наивные, не понимают, какая опасность их подстерегает.

- Из представленного правительством пакета стабилизационных мер какие вам кажутся значимыми, а что неприемлемо?
- Абсолютно неприемлемо предложение об оплате НДС по факту отгрузки. Оно уже отклонялось несколько раз, но правительство продолжает проталкивать этот прямой, как лом, механизм сбора налогов с крупнейших предприятий. Среди необходимых - предложение снизить акцизы на нефть с 55 до 25 рублей за тонну. Большинство скважин работает в убыток себе. 30 тысяч скважин простаивает. Если снизим акцизы и посмотрим, сколько заработает скважин, сколько они дадут дополнительной нефти, сколько с этой нефти государство получит налогов, эта цифра будет больше, чем удержание фискального 55-процентного акциза.

"Торговать голосованиями могут только партии"

- Владимир Сергеевич, сейчас в открытую говорят, что голосования в Думе продаются и покупаются.
- Когда известный вам вождь ЛДПР, выступая утром с трибуны, говорит: "Этого нельзя допускать ни в коем случае!", а после перерыва, проведя соответствующие переговоры, столь же решительно заявляет: "Я всегда говорил, что это надо поддерживать!", все ясно и без комментарие

- Сколько стоит голосование?
- Не знаю. Мне никто никогда не платил. Я был и есть лоббист тэковский, мне за это не надо платить. Кроме того, я - человек состоятельный. Работаю с 15 лет и за долгую трудовую жизнь обеспечил себя и семью. Мне не нужно искать, как подзаработать на голосовании. Что касается других, то никто вслух не говорит, сколько получил. Но Владимир Вольфович как-то сам неосторожно пожаловался с трибуны: "Особняк нам обещали, а не дали!"

- Все любят показывать пальцами на ЛДПР. Разве они одиноки?
- К сожалению, нет. Но торговать голосованиями могут только политические
партии, фракции. Одномандатник не может, он - один в поле воин. 226 голосов нужно, чтобы прошел закон. Кто же будет их по одному набирать! Проще договориться с двумя фракциями.

- Фракция "Российские регионы" объединяет большое количество одномандатников.
- У нас нет партийной дисциплины, нет солидарного голосования, нет и не может быть вождизма. Даже если бы лидер с кем-то договорился, каждый депутат голосует в соответствии с интересами избирателей своего округа.

- Владимир Сергеевич, ТЭК - структура не бедная...
- Пока не бедная.

- ... и для того чтобы провести необходимые топливному комплексу решения, вероятно, не жалко определенного количества денег, в том числе и на работу с Думой.
- Безусловно, есть какие-то формы работы с парламентом. Не обязательно в
форме прямого перечисления денег.

- В этих случаях представители ТЭКа действуют через своих представителей в Думе, то есть через вас?
- Не надо "через меня действовать". Я по крови нефтяник. Интересы своего комплекса буду отстаивать перед своими коллегами всегда. Но денег Медведев никогда никому не предлагал, и мне не предлагали. Могу честно сказать, брошюры и некоторые документы нашей депутатской группы и политического движения "Регионы России" печатались в типографиях "Газпрома" и "ЛУКойла".
Будете считать это подкупом? Или, если какая-то структура берет на себя организацию поездки депутатов в интересующий их регион, чтобы представители парламента на месте могли ознакомиться с ситуацией, - это подкуп?

- Кто в нашей политической действительности играет сегодня в вашей команде, а кто - на стороне соперников?
- Нет у нас ни врагов, ни сторонников. Когда разумное предлагается коммунистами, мы готовы поддерживать коммунистов. Если либералами, поддержим и их. Главный принцип, как у врачей, - не навреди! Я не левый, не правый, не радикал, не монетарист. Я - прагматик.


Алексей МЕЛЬНИКОВ ("Яблоко")
Лоббисты существуют во всем мире. Но где-то это явление цивилизованное,
зарегистрированы лоббистские организации, а где-то - стихийное, как у нас.
Всегда существует разнонаправленность интересов, кто-то выигрывает за чей-то счет. Закон о снижении акцизов на нефть предполагает снижение расходных статей бюджета. Позиция снижения ставки акцизов является закономерной, это в интересах нефтяников. Но надо четко понимать, что, кроме позитивных позиций - оживления в нефтяной отрасли, последуют и негативные - сокращение отдельных расходных статей. Кто-то недополучит из бюджета денег.

Николай РЫЖКОВ ("Народовластие")
Я воспитан на других принципах. В свое время такого рода процессы по-другому назывались и не поощрялись. Вопрос в том, что понимать под лоббированием. При прохождении закона по разделу продукции меня тоже упрекали в лоббировании одного рудника в Белгородской области. Кому-то хотелось назвать это лоббированием, раньше это называлось "наказ избирателей". Если же лоббируются интересы структур, заинтересованных в продвижении определенного закона, такие процессы я считаю недопустимыми. Неизвестно, на каких условиях депутаты это делают. Скорее, это - прямой подкуп депутатов.

Олег МОРОЗОВ (лидер депутатской группы "Российские регионы")
Не могу сказать, что существует какой-то долгосрочный стратегический альянс между ТЭКом и нашей группой. Но так получилось, что в группе "Российские регионы" много депутатов, избранных в тех округах, где мощно представлены интересы ТЭК. Я бы поостерегся говорить о нашей группе как о группе лоббистов ТЭК. Но коль уж мы затеваем создание общефедерального списка, с которым хотим идти на выборы, то, конечно, будем обсуждать это с лидерами ТЭКа, чтобы выработать стратегию наших совместных действий в ходе предвыборной борьбы.

Николай ТРАВКИН ("Яблоко")
Я сам из этой отрасли, и было бы глупо думать, что он не будет агитировать
за свои профессиональные интересы. Но плохо, если интересы лоббистов в
масштабе Думы не сходятся с интересами в масштабе России. Любое решение в чью-то пользу всегда направлено против кого-то. Закон о снижении акцизов на нефть, очевидно, в пользу ТЭКа, но за счет населения. Можно рвать на себе рубаху, кричать, что гибнет нефтяная отрасль, цены на нефть упали, значит, давайте снизим акцизы! Можно рубаху не рвать, а задать вопрос: во всем мире упали цены на нефть, но одновременно упали и цены на бензин, у нас остались прежними, где разница? Осталась в том же ТЭКе, заправки-то их!



Источник: Афанасьева Елена, ГОЛОСОВЫЕ СВЯЗКИ. Сколько нужно взять, чтобы принять закон? // Новая газета 17.08.1998

Также данная статья размещена в:


К этой статье еще нет ни одного комментария.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии