Персоналии / организации Карьера Наука Обучение Исследования Рейтинги Словарь
Логин:   Пароль:
Войти
 
 
Словарь

Титов Борис, председатель бизнес-объединения «Деловая Россия»

 10.07.2007
Версия для печати


Титов Борис Юрьевич (на фото)

Участие бизнеса в политике - добро это или зло? Кто-то из бизнеса идет во власть, обзаводясь партбилетом, кто-то инвестирует в избирательные кампании в регионах. О том, какими за полгода до парламентских выборов взаимоотношения бизнеса и власти представляются самим предпринимателям, накануне третьего ежегодного форума «Новый бизнес новой России» корреспондент «Времени новостей» Ирина СКЛЯРОВА выясняла у председателя одного из крупнейших бизнес-объединений страны - "Деловой России" Бориса ТИТОВА.

В преддверии федеральных выборов могут ли российские бизнес-объединения похвастаться тем, что у них уже есть определенная стратегия поведения в изменяющихся политических реалиях?
Наши бизнес-объединения «Деловая Россия», Российский союз промышленников и предпринимателей, ОПОРА, другие крупные профессиональные сообщества не являются инструментами политической борьбы. Но это не значит, что у нас нет своего мнения о том, как должна развиваться экономика страны. Во многом бизнес поддерживал правые идеи. Правда, эти идеи в глазах общества оказались дискредитированы в результате того, что произошло в нашей стране в 90-е годы. И сегодня, когда правые партии ищут на левом фланге свой электорат, бизнес и общество не очень понимают, что происходит в политике.
Бизнес-сообщество в целом в России политически неактивно. Тот бизнес, чьи интересы мы выражаем (средний и малый), очень близок к обществу и интегрирован в него. И так же, как общество в целом, бизнес не слишком интересуется политикой, не очень стремится ходить на выборы. Политически бизнес так же дезориентирован, как и все общество.

Значит ли это, что диалога между бизнесом и властью в России до сих пор не существует?

Диалог есть, мы говорим с властью каждый день через все доступные нам формы коммуникаций. Для этого есть специальные институты - Совет по конкурентоспособности при правительстве, Совет по национальным проектам; для этого мы принимаем участие в работе общественных советов при министерствах. У бизнеса нет единой согласованной позиции перед властью в этом диалоге. И это неудивительно. Для всего бизнеса, и крупного, и мелкого, вопрос налогообложения стоит на первом месте. Позиции по налоговой реформе сближаются, но даже в этом вопросе есть расхождения, и согласовать их зачастую непросто. Дело в том, что в нашей стране пропорции между «бизнесами» немного странные. Ведь РСПП - это 500 компаний, составляющих 80% ВВП, и лишь 20% - средний и малый бизнес. Мы отстаиваем интересы предприятий внутреннего рынка, и мы выступаем за снижение ставок налогов. Крупный бизнес ставки налогов волнуют в меньшей степени, и это вполне естественно, когда рентабельность их бизнеса доходит до 39%. Крупный бизнес больше волнует оптимизация налогового администрирования.
Мы, конечно, пытаемся сблизить позиции, прийти к единому пониманию того, в чем должна заключаться реформа отдельно взятого налога и налоговой системы в целом. Мы пытаемся выработать общее понимание этой проблемы с Министерством финансов. Все это гораздо важнее мелких разногласий. Но, с другой стороны, реальность такова, что даже если мы все дружно объединимся, не только «Деловая Россия», РСПП и ОПОРА, но также и все другие крупные системные организации, такие как Торгово-промышленная палата и Ассоциация российских банков, добиться своего сразу же вряд ли будет возможно. Но мы прекрасно понимаем, что наша гражданская позиция должна состоять в том, чтобы выступать с единой платформой.

Как бы вы могли сформулировать сегодняшний запрос в среде малого и среднего бизнеса на изменения в экономике?

Сегодня страна резко «сваливается» налево. То есть запрос на социальные гарантии выше, чем на предпринимательские свободы. Это не устраивает бизнес, который по сути своей исповедует правые идеи: свободную конкуренцию, рыночные отношения. Нам необходима защита частной собственности и демократия - для того, чтобы почувствовать гарантии со стороны власти. В этом плане у крупного бизнеса иные приоритеты, ему ближе автократия: чем меньше людей принимает решения, тем ему лучше.
Мы, как организация, лоббирующая создание условий для активного роста бизнеса, стараемся больше внимания уделить не только экономическим факторам развития страны, но и общественно-политическим проблемам. Предпринимателей интересуют сегодня восстановление этических норм в бизнесе, порядок, законность, сильное государство, которое могло бы адекватно заняться регулированием рынка. Капитализм в России оказался «диким» не потому, что у нас был какой-то особенный «неправильный» бизнес, а потому, что государство оказалось слабым и неэффективным. В рамках Столыпинского клуба мы совместно с регионами выработали «Бизнес-план для России». Он выражает как раз общественное мнение предпринимателей. Это не программа бизнес-объединений, а взгляд на то, что представляет собой новое поколение российского бизнеса, выросшее в несырьевых отраслях. Главное, что мы хотим донести до власти: новое российское деловое сословие не отделяет для себя понятия «бизнес» и «успех» от понятий «репутация», «деловая этика» и «корпоративные стандарты».

Значит ли это, что бизнес, выступая за сильное государство, отрицает теперь те либеральные воззрения, на которых в свое время выросло первое поколение российского предпринимательства?
Либеральные убеждения во многом сводились к тому, что для стабильно развивающейся экономики прежде всего необходимо создавать институты - нормальную судебную систему, развитый фондовый рынок, инициировать развитие профсоюзов. Но для самого бизнеса главное не институты, а экономический рост. Потому что даже при плохих судах и при плохой системе защиты собственности инвесторы все равно вкладывают деньги, если это выгодно. А институты создаются вместе с развитием общества и бизнеса. Если же они создаются государством сверху - они не работают.

С какими законопроектами вы бы вышли к депутатам новой Государственной думы?

Если мы придем к единому пониманию экономических задач, которые стоят перед страной, мы будем содействовать партии «Единая Россия» в подготовке экономической программы. Мы планируем подписать с «Единой Россией» электоральное соглашение, в котором зафиксируем ряд законопроектов, которые хотели бы видеть в числе приоритетных. Если мы достигнем в этом взаимопонимания, то будем всячески содействовать и помогать этой партии в избирательном процессе.
Список приоритетных вопросов, конечно, меняется время от времени, но есть и такие, которые остаются в первых рядах: мы не удовлетворены новыми правилами налогового администрирования, вступившими в силу в прошлом году, мы хотели бы ускорить принятие закона о саморегулируемых организациях, о лоббировании, мы замахиваемся на Конституцию - на предмет изменения функций Центробанка. Главная функция ЦБ сегодня - это экономическая стабилизация в стране. Но во всех странах финансовая администрация имеет перед собой задачи развития экономики. У нас же ставка рефинансирования совершенно не работает, потому что Центробанку безразлично, легко ли банкам брать деньги в долг у Банка России, каковы ставки по кредитам в стране и насколько удобно это для участников рынка.
В числе приоритетных остается вопрос снижения налоговых ставок. Ставку НДС, по нашему мнению, нужно снизить до 12% с одновременным изменением его администрирования и ликвидацией входящего НДС. Ставку единого социального налога также необходимо снизить до 12% с ликвидацией регрессивной шкалы. Не настаиваем мы только на снижении ставок по налогу на прибыль. Его ставка 24% вполне приемлема, если одновременно будет проводиться оптимизация амортизационной политики. По налогу на прибыль пока актуально не столько снижение ставки, сколько оптимизация амортизационной политики, - чтобы в определенных отраслях амортизационная премия доходила до 150-200%.

С законодателями взаимопонимание более или менее найдено, а как обстоит дело с чиновничеством? В том числе с Федеральной налоговой службой?

Изменение персоналий в руководстве ФНС пока ничего существенного во взаимоотношения "налоговик-предприниматель" не привнесло. Общее понимание роли налоговой службы в стране, к сожалению, не изменилось: это психология войны. Концепция презумпции виновности - догнать и любым способом заставлять платить налоги - все еще в силе. В свое время она принесла дивиденды - в 90-е годы налоги добровольно не платил практически никто. Но с тех пор уже много воды утекло. «Гонка вооружений», когда государство каждый раз придумывает новые способы контроля и предупреждения налоговых преступлений, тратя на это огромные деньги, уже не окупает отпущенных на нее расходов бюджета. Эта гонка уже неактуальна.

Политики в переговорах с бизнесом становятся более «договороспособны» перед выборами?
Скорее нет, сейчас они заняты сами собой. (Смеется.) Но если говорить серьезно, у нас со многими партиями сложились приятельские отношения, со стороны партий мы чувствуем к себе значительный интерес, и мы их не отвергаем. Но с точки зрения эффективности мы выбираем себе в партнеры самую сильную партию.



Источник: Склярова Ирина, - "Наши бизнес-объединения не являются инструментами политической борьбы" // Время новостей за 10.07.2007, №119

Также данная статья размещена в:


К этой статье еще нет ни одного комментария.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии