Персоналии / организации Карьера Наука Обучение Исследования Рейтинги Словарь
Логин:   Пароль:
Войти
 
 
Словарь

Андрей Логинов, зам. главы аппарата правительства

 26.12.2012
Версия для печати


Андрей Логинов (на фото)

Осенью глава аппарата правительства Владислав Сурков издал внутреннее распоряжение, потребовав от подчиненных серьезно проработать вопрос по срокам исполнения любых поручений. В январе—феврале, в частности, перед аппаратом правительства поставлена задача сократить задолженность по отзывам и заключениям правительства на внесенные в Госдуму законопроекты. На данный момент в листе ожидания около 60 законопроектов с просроченной датой. О том, как теперь будет выстроена работа аппарата с Госдумой, спецкорреспондент РБК daily Татьяна Кособокова поинтересовалась у нового заместителя главы аппарата Андрея Логинова.

Андрей Викторович, в этом году у депутатов нового созыва зазвучали претензии к правительству, что кабмин не успевает готовить официальные отзывы и заключения на законодательные инициативы, того требующие. В итоге ряд законопроектов оказались приняты без соответствующих виз аппарата правительства. Какова ситуация сейчас?
Задолженность по заключениям и отзывам действительно есть. Но она не такая большая. Смотрите, ежегодно правительство готовит и направляет в Думу свыше 900 откликов на законопроекты. На сегодня мы не укладываемся в сроки примерно по 60 документам.

С чем это связано? Часто бывает, что депутаты торопятся и, не дожидаясь окончания месячного срока, отведенного на подготовку ответа, ставят в повестку. Но и по нашей вине тоже есть просрочка. Здесь основная сложность в том, что для выработки позиции правительства аппарат отсылает законопроекты в федеральные органы исполнительной власти, где экспертиза сопряжена с большим количеством согласований. Это необходимо прежде всего для того, чтобы автор законодательной инициативы получил от нас профессиональный, глубокий анализ проекта и возможных последствий от его принятия. По сложным сюжетам работа затягивается, но сейчас с такими задержками ведется борьба.

Узкие места у нас образовались по ряду других направлений. Например, с выполнением решений Конституционного суда, требующих внесения в Думу законопроектов, — на качественную разработку проектов законов уходит определенное время. Правительство часто не укладывалось при этом в трехмесячный срок, но сейчас Совет Федерации вышел с инициативой увеличить время подготовки таких законопроектов до шести месяцев. В этом есть здравый смысл.

Следующее узкое место — это собственно законопроекты, находящиеся во втором чтении. Из 133 правительственных законопроектов, которые остались на момент завершения осенней сессии в Федеральном собрании, 87 находятся во втором чтении. Более половины из них были внесены предыдущим правительст­вом, то есть до мая 2012 года. Вы знаете, что второе чтение — самое сложное, оно практически требует больше времени для согласования позиций всех участников законотворческого процесса.

Сейчас наведение порядка в работе над законопроектами и нормативными актами — наш главный приоритет. Недавно руководитель аппарата издал поручение, потребовав избавиться от всех долгов в кратчайшие сроки.

И какова модель работы с такими документами теперь? Их можно будет подтянуть в следующем году?
Если говорить о «вторых чтениях», то в январе—феврале наступающего года мы будем стараться максимально уменьшить образовавшийся «козырек». В прежние годы по-настоящему активно депутаты начинали работать с середины марта, до этого шла своеобразная раскачка. Есть ожидание, что в нынешнем созыве будет по-другому и нам удастся провести много важных «вторых чтений» уже в начале года. За каждым правительственным законопроектом закреплен официальный представитель. Мы поручим им совместно со смежными министерствами, думскими комитетами, ГПУ президента без задержек снимать разногласия и готовить законопроекты к принятию. Быстро и качественно. Другими словами, работать в январе—феврале так, как привыкли работать в июне или декабре. В думских комитетах, например, говорят: «Давайте еще пообсуждаем, давайте отложим». Так вопросы и встают в лист задолженностей. И вот наша общая задача — эту тенденцию переломить.

То есть к лету планируете избавиться от долгов?
Не к лету, но хотя бы к апрелю!

Какие наиболее важные правительственные законодательные инициативы будут дорабатываться приоритетно в январе—феврале?
В порядке внесения — проекты законов о федеральной контрактной системе в сфере закупок товаров, работ и услуг, об изменениях в Бюджетный кодекс в части государственного (муниципального) контроля и госпрограмм, об организации регулярных перевозок автомобильным транспортом по межрегиональным маршрутам, об усилении уголовной и административной ответственности за нарушения в сфере производства и оборота спирта и алкогольной продукции, о подготовке и проведении чемпионата мира по футболу в 2018 году, о государственном стратегическом планировании, об охране здоровья населения от табачного дыма и последствий потребления табака, о промышленной безопасности опасных производственных объектов и многие другие.

Вы говорили, что узких мест помимо долгов при работе с ведомствами у вас несколько...
Да, есть еще одна вечная проблема, с которой мы сталкиваемся. Это так называемый ведомственный лоббизм — когда представители министерств и ведомств просят депутатов вносить нужные им законодательные инициативы. Одно дело — помогать депутатам разрабатывать будущие законы, но совсем другое — засовывать через депутатов свои ведомственные «хотелки», не имея шансов согласовать их в правительстве. Это, на мой взгляд, ни в какие ворота не лезет! Грань, правда, тут очень тонкая.

А есть механизм, который позволил бы ограничить такой ведомственный лоббизм?
Уже без малого 20 лет над ним бьемся. Конечно, можно регулировать эти отношения через ужесточение в регламенте правительства. Четко прописывая, например, процедуру, каким образом вносить проекты через депутатов. Хотя я пока не очень представляю, как можно это прописать в регламенте. Сегодня наведение порядка возможно только через контроль правительственной комиссии по законопроектной деятельности и работу представителей правительства в палатах. Конечно, факты ведомственного лоббизма сразу становятся явными — такие законопроекты проходят через известных депутатов. Против них, как правило, возражает наша «законо­творческая триада» — Минюст, Минфин, Минэкономразвития.

Были случаи, когда министры мне говорили: «Есть важный законопроект, и, чтобы ускорить его принятие, мы будем вносить его через депутатов». Кто тогда должен брать ответственность за такое решение, если не проведены необходимые согласования с ведомствами? Правительство — орган коллегиальный, и регламент выверенно прописывает процедуры принятия решений.

Осенью правительство несколько изменило подход к законопроектной работе — теперь в соответствии с требованием Дмитрия Медведева к третьему чтению в правительство должны вноситься проекты подзаконных актов. Это усложнило или облегчило работу?
Осенью действительно мы внесли изменения в регламент, в соответствии с которыми нормативные акты, предусматриваемые законопроектом, будут разрабатываться синхронно с его прохождением в Думе. Мы теперь можем избегать негативной практики, когда закон вступает в силу, но не исполняется из-за того, что не подготовлены соответствующие постановления, приказы, положения, инструкции. В течение многих лет федеральные органы приступали к разработке подзаконных актов только после вступления в силу соответствующего федерального закона. Это приводило к существенному опозданию с принятием нормативки.

Например, чтобы заработал закон о техническом осмотре транспортных средств, необходимо было принять или внести изменения в 17 нормативных актов, а реализация федерального закона «О порядке финансирования выплат за счет средств пенсионных накоплений» потребовала подготовки 15 документов.

Теперь уже со дня принятия решения о внесении правительством в Госдуму соответствующего законопроекта министерства и ведомства могут начинать работу над проектами нормативных правовых актов. А после того, как Дума примет проект федерального закона во втором чтении, дается поручение внести соответствующие проекты нормативных правовых актов в правительство.

Все эти изменения позволят ускорить нормотворческий процесс и избавиться от того временного вакуума, который создавался между принятием самого закона и сопровождающими его нормативными документами. Все законы, в том числе и социально направленные, будут быстрее вступать в силу и работать, а это безусловный плюс для каждого.

Оригинал интервью см. здесь



Источник: Татьяна Кособокова, - Андрей Логинов о министерствах: «Засовывать через депутатов ведомственные «хотелки» - это ни в какие ворота не лезет» // РБК daily от 25.12.2012

Также данная статья размещена в:


К этой статье еще нет ни одного комментария.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии